Судебные приставы передача ребенка. Судебные приставы передача ребенка

Разъяснение по приставам

Вопрос: почему при обращении к судебным приставам-исполнителям ненадлежащим образом исполняется решение суда об определении порядка общения с ребенком?

Согласно Федеральному закону от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», резолютивная часть судебного акта содержит требование о возложении на должника обязанности по совершению в пользу взыскателя определенных действий или воздержанию от совершения определенных действий.

Проблемным является аспект, когда на принудительное исполнение судебному приставу-исполнителю поступают исполнительные документы с формулировкой «об определении места жительства ребенка» без возложения обязанности на должника передать ребенка тому родителю, с которым определено место жительства. В конечном итоге это приводит к неисполнению судебными приставами-исполнителями своих должностных обязанностей – без императивного указания на передачу ребенка судебный пристав-исполнитель не может этого действия исполнить.

Таким образом, складывается ситуация, когда судебные приставы-исполнители в процессе реализации исполнительного производства об определении порядка общения с ребенком в связи с отсутствием императивного указания судебной инстанции передать ребенка тому родителю, с кем определено его постоянное место жительства (но в резолютивной части этот аспект подразумевается), не могут контролировать действия должника по передаче ребенка и требовать их осуществления: «нет указания суда – нет передачи ребенка».

В связи с изложенным, обращения в Межрайонный отдел по взысканию алиментных платежей Управления Федеральной службы судебных приставов России по Москве приводят к отказу в принятии определенных мер в связи с отсутствием в исполнительном документе мер принудительного характера, а также к окончанию исполнительного производства фактическим исполнением.

В сложившейся ситуации взыскателям и должникам по исполнительному производству об определении порядка общения с ребенком необходимо обращаться в суд для внесения изменений в Исполнительный лист с целью указания действий принудительного характера в отношении должника, после чего необходимо направить Исполнительный лист с внесенными изменениями в Межрайонный отдел по взысканию алиментных платежей для возбуждения исполнительного производства.

Прокурор округа А.Ш. Ризаев

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

«Мама!» — прошептал пристав

Не добившись желаемого, родители винят законы, систему исполнения судебных решений и ее сотрудников. Что могут сделать сами мамы-папы, выясняет «РГ».

Отец матери не помощник

У Нины из Самарской области опускались руки. Больше года она не могла забрать сына у отца. Артем проиграл все суды, но мальчик по-прежнему жил с ним и его родителями. Маму пускали к шестилетнему сыну на короткое время.

Вместе с судебными приставами Нина несколько раз приходила в дом к бывшему мужу. «Будет решение в вашу пользу, будем его исполнять, — неоднократно говорили Артему приставы. — А сейчас, хотите или не хотите, но вы обязаны отдать ребенка матери».

Приставы приводили с собой психолога. Та напоминала отцу об экспертизе, подтвердившей страдания ребенка. Вызванные приставами сотрудники опеки грозились изъять мальчика и отправить в приют. «Помогите матери, скажите сыну, что он идет к маме», — упрашивали Артема официальные лица.

Отец не сопротивлялся, он только заботливо обнимал сына. «К нормальным матерям дети сами бегут, — привычно отвечал он. — Пусть забирает, я его не держу».

Сидя у папы на коленях, мальчик волчонком смотрел на мать. Артем опускал руки, показывая, что не держит его. Но сын еще сильнее хватался за папу. За целый год он наслушался от родных, что мать «украла диван и телевизор, а теперь явилась за ним».

Нина пыталась взять сына на руки, но он плакал и вырывался. Артем тут же заключал ребенка в свои объятия. Под детские вопли мать и сопровождающие каждый раз уходили ни с чем.

Недавно, проиграв очередной суд за ребенка, Артем неожиданно заявляет, что передаст сына добровольно. У матери появилась надежда. В назначенный час она с приставами ждет под окнами своей квартиры.

Но разыгрывается привычный сценарий. Папа крепко держит сына, папин адвокат указывает Нине: «Чтобы не травмировать психику ребенка, спросите, хочет ли он идти к вам». Снова Нина не выдерживает и пытается вырвать сына. Снова он надрывно кричит.

Но только в этот раз кто-то из людей в форме отводит руки отца, который, как обычно, пытается заслонить мальчишку. С орущим сыном Нина бросается к дому. Приставы не дают отцу догнать их. Артем требует прекратить насилие над ребенком и вызывает полицию. «Она законная мать, жалуйтесь», — говорит пристав, преграждая отцу вход в подъезд.

Уже в лифте сын перестал вопить и брыкаться, рассказывает Нина. Они зашли в квартиру, и тут Нина разревелась сама. «Мам, зачем ты меня украла?» — хмуро спросило чадо. Нина ответила, что умерла бы без него.

Пытаясь забрать ребенка от бывших, родители идут на поводу детских «не хочу», считает адвокат Татьяна Бренник. Она рассказала «РГ», о чем забывают мамы-папы.

— Ни в одном судебном решении не говорится, что оно должно быть исполнено в зависимости от желания ребенка, — напоминает Бренник. — Суд уже рассмотрел, насколько ребенок привязан к каждому из родителей, и учел его интересы. Поэтому если выигравший взрослый хватает и уносит орущего отпрыска, никто не имеет права его остановить. Оказавшись дома, уже можно вызывать любых психологов и улучшать отношения с ребенком.

Судебные приставы не умеют и не должны уметь уговаривать детей, разъясняет адвокат. Они могут только позвать на помощь опеку и психолога. Но если ребенок сопротивляется, то ни пристав, ни психолог, ни сотрудник опеки не имеют права брать его и уносить. А у родителя есть такое право.

— Однажды я сидела в очереди в отдел службы судебных приставов, — рассказывает адвокат Бренник. — Народу было много, и мы разговорились с сидящими рядом мамами. Одна из них пожаловалась, что бывший муж не отдавал дочку. Мама знала, в какой детсад ходит девочка. Мне достаточно было объяснить женщине, что никто не должен мешать ей войти в детское учреждение, как она побежала забирать дочь. Оказалось, еще несколько женщин пришли с похожими проблемами. Пришлось им тоже разъяснить их права. В результате в очереди вместо десяти человек передо мной осталось трое.

По другую сторону баррикады

Москвич Иван Титов рассказал «РГ», что уже более полугода не может увидеть свою пятилетнюю дочь. Девочка ходит в частный детсад, куда охрана не пускает отца. Администрация отговаривается тем, что договор с учреждением заключила мать, поэтому может диктовать свои условия. «В один из дней мы с друзьями перекрыли три выхода из садика, но нашелся четвертый. Мать с дочкой ускользнула. Я вызвал полицию, но они только развели руками», — рассказывает Титов.

Пока отец добился только того, что судебный пристав составил протокол о привлечении матери к административной ответственности. В ближайшее время его рассмотрит комиссия по делам несовершеннолетних. Женщине грозит штраф в две тысячи рублей. Но Титов сомневается, что ее вообще признают виновной.

Почему сложно наказать того, кто препятствует другому родителю встречаться с ребенком, объясняет адвокат Максимилиан Буров, представитель общественного движения «Права родителей»:

— Кодекс об административных правонарушениях РФ действительно предусматривает штраф для тех, кто прячет ребенка от своих бывших. Однако единицы привлекаются по части 2 статьи 5.35 КоАП РФ. Приставы неохотно выписывают протоколы. Их крайне сложно раскачать, потому что они боятся жалоб на какие-то конкретные действия больше, чем жалоб на бездействие.

Даже если комиссия по делам несовершеннолетних признала родителя виновным и выписала штраф, его можно оспорить в суде, объясняет адвокат. Действительно, Семейный кодекс указывает, что родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем. Но с оговоркой — если такое общение не причиняет вред ребенку.

— Отдельно проживающему родителю, которому определен порядок общения с ребенком, еще придется доказывать в суде свою благонадежность, — отмечает адвокат Буров.

Не только у матери, но и у отца прав на детей больше, чем у представителей власти. Но реализовать свои права не так просто. Многим родителям приходится действовать по принципу: лучшая защита — это нападение. Главное, чтобы мамы-папы при этом помнили и о правах ребенка, основное из которых — жить в семье, а не на поле боя.

Только каждый сотый родитель не стремится помешать второй половине видеть ребенка в определенные судом часы и дни. И лишь сорок процентов родителей добровольно передают другому ребенка, проиграв в суде. Об этом говорят цифры статистики Федеральной службы судебных приставов.

Остальных родителей-должников представители этой службы регулярно навещают. Но и спустя месяцы половина решений остаются неисполненными.

Судебные приставы смогут на время передавать детей органам опеки

ФОТО: ПРЕСС-СЛУЖБА ФССП

Читайте так же:  Отсрочка платежа по закону в договоре поставки товара. Договор поставки с отсрочкой платежа на сумму

Судебные приставы смогут передавать находящихся в розыске детей, которых им удалось обнаружить, органам опеки в том случае, если законный представитель несовершеннолетнего не смог приехать на место событий оперативно. Соответствующий законопроект 13 ноября обсудил Комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей.

«Пока что у органов опеки нет обязанности принимать у судебных приставов ребёнка и помещать их в специализированные учреждения до тех пор, пока не приедет законный представитель несовершеннолетнего», — пояснила один из авторов законопроекта, зампред комитета Оксана Пушкина.

Пропавших людей будут искать по геолокации

По словам депутата, указанный законодательный пробел — причина того, что приставы не всегда успевают передать ребёнка законному представителю, и человек, по сути, ребёнка похитивший, успевает с ним скрыться повторно.

В частности, подобный случай произошёл в Ульяновской области. Там, в производстве областных судебных приставов находилось дело по розыску несовершеннолетнего, заведённое в рамках исполнительного производства о передаче ребёнка его матери, проживающей в Барнауле. Приставы сумели разыскать «пропажу» у его родственника в Димитровграде, однако передать ребёнка матери у них не получилось, так как она не успела приехать в город, а сотрудник органов опеки отказался забрать несовершеннолетнего. В результате родственник вместе с ребёнком уехал за пределы Ульяновской области, решение суда так и не было исполнено, а розыск пришлось начинать заново.

Органам опеки придётся принимать детей у судебных приставов

Фото: Пресс-служба ФССП

Судебные приставы смогут передавать находящихся в розыске детей, которых им удалось обнаружить, органам опеки в том случае, если законный представитель несовершеннолетнего не смог приехать на место событий оперативно. Соответствующий законопроект 13 ноября планирует обсудить Комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей.

Среди авторов инициативы депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина и Елена Вторыгина, сенаторы Андрей Клишас и Лилия Гумерова.

Банки не смогут взимать комиссию с детских пособий

Приглашённый же на место событий представитель отдела опеки и попечительства отказался забрать несовершеннолетнего, мотивировав отказ тем, что такая обязанность не предусмотрена действующим законодательством России. «Отказ чиновника привёл к тому, что должник вместе с ребёнком выехал за пределы Ульяновской области, решение суда так и не было исполнено, а мероприятия по розыску ребёнка продолжаются до сих пор», — указано в пояснительной записке к документу.

Интересное за неделю

Популярно в соцсетях

«Парламентская газета» — официальное еженедельное издание Федерального Собрания РФ. Издается с 1997 года. Учредители газеты — Государственная Дума и Совет Федерации РФ. Издание является официальным публикатором федеральных законов, постановлений, актов и других документов Федерального Собрания. «Парламентская газета» имеет пункты печати и представительства в десяти субъектах федерации. Распространяется по подписке и в розницу, в органах исполнительной и представительной власти федерального и регионального уровня, в поездах дальнего следования и «Сапсан», в самолетах ГТК «Россия», «Аэрофлот», а также региональных авиакомпаний.

Сайт «Парламентской газеты» — это оперативные новости и достоверная информация о принимаемых в стране законах и деятельности депутатов и сенаторов. При использовании материалов сайта «Парламентской газеты» активная ссылка на pnp.ru обязательна.

В рубрике «Деловая экспертиза» могут публиковаться материалы на правах рекламы

Когда судебный пристав может отобрать ребенка?

Когда судебный пристав может отобрать ребенка?

Российская Федерация — одна из стран лидеров по числу разводов. По оценке специалистов сегодня распадается каждый второй брак. Особую тревогу вызывают те бракоразводные процессы, в которые по неволе вовлечены несовершеннолетние дети, так как агрессивно настроенные по отношению к друг другу родители делят не только совместно нажитое за время брака имущество, но и детей. Возникновение на почве развода конфликтов между супругами, а иногда и открытой вражды, неумение вовремя их урегулировать и мирно договориться между собой о порядке воспитания совместных детей может привести к таким серьезным последствиям как похищение ребенка одним из родителей с целью исключить возможность его общения со вторым родителем. И даже наличие законного судебного решения, устанавливающего порядок проживания ребенка с одним из родителей и порядок его общения с другим родителем не становится препятствием на пути у обиженного бывшего супруга для принятия мер, направленных на ущемление второго родителя в его родительских правах.

Семейное законодательство предусматривает защиту прав родителя, оказавшегося в подобной ситуации. Так, согласно п. 3 ст. 66 Семейного кодекса воспрепятствование общению ребенка с проживающим отдельно родителем может привести к передаче ему ребенка по решению суда.

Исполнение подобного решения, пожалуй, самая сложная категория дел для практического исполнения территориальными органами службы судебных приставов. В особенности если исполнение требует сначала разыскать ребенка. В этом судебным приставам оказывают помощь сотрудники внутренних дел.

Следует отметить, что передача ребенка — мера исключительная и применяется только на основании решения суда. Причиной для этого могут послужить акты уклонения родителей от выполнения обязанностей по воспитанию ребенка, жестокое обращение с ним, а также аморальный образ жизни и иные случаи, когда жизнь ребенка у одного из родителей родителей становится опасной для жизни и здоровья несовершеннолетнего.

Порядок исполнения содержащихся в судебных актах требований об отобрании ребенка регламентирован в ст. 105 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве).

Согласно статистическим данным Управления службы судебных приставов в Карелии количество находящихся на исполнении судебных решений о передачи ребенка не столь велико как, например, количество исполнительных производств, связанных с определением места жительства ребенка или порядка общения с ним. Так, в 2015 году на исполнении в структурных подразделениях Управления находилось три исполнительных производства об отобрании ребенка, а об определении порядка общения с ребенком 85.

Принудительное исполнение судебных решений, связанных с передачей ребенка другому лицу, производится приставом-исполнителем с обязательным участием органов опеки и попечительства и с участием лиц, которому передается ребенок. В случае необходимости к процедуре привлекаются представители органов внутренних дел, детский психолог, врач, педагог. Пристав дает оценку поведению сторон, и в ситуации, когда передача может причинить вред ребенку, представитель ведомства составляет соответствующий акт с участием представителей органов опеки и попечительства, после чего обращается в суд с заявлением о разъяснении способа и порядка исполнения при сложившихся обстоятельствах, акцентировав внимание на том, что принудительное исполнение решения невозможно без ущерба интересам ребенка.

В первую очередь, приставу-исполнителю необходимо установить место нахождения ребенка и должника. Если найти его не удается, то приставу следует предложить сторонам достичь договоренностей относительно места и времени исполнения, чтобы избежать причинения ребенку физических и моральных страданий. В случаях, когда должник уклоняется от исполнения требований, представитель УФССП применяет к должнику штраф предусмотренный ст. 17.15 КоАП РФ.

В случае, если выход по адресу должника, указанному в исполнительном документе, не принес результатов, а другие методы не сработали, то для того, чтобы найти ребенка, пристав объявляет должника в розыск. Для этого представитель ведомства имеет право запрашивать сведения из банка данных оперативно-справочной, розыскной информации МВД России, бюро кредитных историй, а в некоторых случаях на безвозмездной основе использовать возможности СМИ.

В рамках розыскных мероприятий судебными приставами-исполнителями активно распространяются биометрические данные разыскиваемых лиц в местах массового скопления людей, а их фотографии могут быть размещены в средствах массовой информации, и в Интернете. Судебными приставами, осуществляющими розыск применяются различные формы и методы розыска, как традиционные, отработанные годами, так и инновационные, современные с использованием информационных ресурсов, в том числе социальных сетей.

Представляют интерес для пристава и различные тематические сайты и форумы, сайты объявлений, сайты государственных органов. Использование поисковых систем позволяет определить все сайты, информация на которых каким-либо образом связана с именем разыскиваемого лица.

Использование передовых форм и методов розыска в рамках исполнительного производства позволяет уменьшить затраты времени, сил и средств на установление местонахождения разыскиваемых лиц в условиях практически полного отсутствия первоначальных сведений.

Проведение грамотных розыскных мероприятий является гарантией исполнения исполнительного документа.

Пресс-служба УФССП России по Карелии

Как не нанести психологическую травму ребенку при исполнении решения суда

Исполнение документов, связанных с воспитанием детей, на практике всегда вызывает много сложностей. Исполнительное производство такого рода нередко связано с проявлением отрицательных эмоций как со стороны должника, так и со стороны взыскателя, попытками спровоцировать скандал и уклонится от исполнения. В такой ситуации при исполнении важно не только соблюсти требования закона, но и не нанести психологическую травму ребенку

Комментарий дает начальник отдела правового обеспечения Управления ФССП России по Республике Карелия Татьяна Ермолинская

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Указанная категория споров отнесена к спорам неимущественного характера. Порядок их исполнения определяется главой 13 ФЗ «Об исполнительном производстве».

К исполнительным документам, связанным с воспитанием детей, необходимо отнести документы, об отобрании и передаче детей, определяющие график встреч с ребенком, об устранении препятствий по общению с ребенком.

В соответствии со ст. 105 ФЗ «Об исполнительном производстве» после возбуждения исполнительного производства по исполнительному документу, обязывающего должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения, судебный пристав-исполнитель устанавливает должнику срок для их добровольного исполнения.

Читайте так же:  О передаче ведения секретариата технического комитета по стандартизации ТК 209 Лифты, эскалаторы, пассажирские конвейеры и подъемные платформы для инвалидов (с изменениями на 4 августа 2009 года) (утратил силу на основании приказа Росстандарта от N 1195). 1195 приказ

При установлении невыполнения требований исполнительного документа в указанные сроки без уважительных причин судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и вновь устанавливает срок. В случае дальнейшего неисполнения к должнику применяются штрафные санкции.

Если невозможно исполнить обязывающий должника совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий) исполнительный документ, возможность исполнения которого не утрачена, судебный пристав-исполнитель, в соответствии с п. 2 ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», выносит постановление о возвращении исполнительного документа и оканчивает исполнительное производство.

УЧАСТИЕ ОРГАНОВ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА

При исполнении требований исполнительных документов, обязывающих передать ребенка, судебному приставу-исполнителю необходимо привлекать для участия в совершении исполнительных действий органы опеки и попечительства.

Например, при передаче ребенка присутствие их обязательно в силу п. 2 ст. 79 СК РФ. Согласно данной нормы, принудительное исполнение решений, связанных с отобранием ребенка и передачей его другому лицу (лицам), должно производиться с обязательным участием органа опеки и попечительства и участием лица (лиц), которому передается ребенок, а в необходимых случаях с участием представителя органов внутренних дел.

Приведу пример из практики. На исполнении в службе судебных приставов находился исполнительный лист о передаче ребенка на воспитание отцу. Судебный пристав-исполнитель, не вручая должнику (мать ребенка) постановления о возбуждении исполнительного производства, выехала с бабушкой ребенка в детский сад и в присутствии воспитателя составила акт о передаче ребенка. Бабушка ребенка действовала на основании доверенности, в которой указывалось на право получения имущества по исполнительному производству. В последствии действия судебного пристава-исполнителя были признаны незаконными, т.к. при передаче ребенка не присутствовало лицо, которому необходимо было передать ребенка, и органы опеки и попечительства.

Считаю, что при исполнении решений суда в делах подобного рода личное участие (как родителя-взыскателя, так и родителя-должника) следует считать обязательным. Поэтому ни тот, ни другой не могут действовать через представителя.

Судебный пристав-исполнитель должен привлекать представителей органов опеки и попечительства для участия в исполнительных действиях по исполнительным производствам, связанным с интересами детей в любом случае, если ему это необходимо. Одной из задач по такого рода исполнительным производствам является соблюдение интересов самого ребенка. В связи с чем, необходимо создать условия, исключающие причинение несовершеннолетнему душевной и физической травмы в момент исполнения судебного решения. В связи с этим представители органов опеки и попечительства могут оказать помощь судебному приставу-исполнителю квалифицированным советом, рекомендациями, а также предотвратить действия антипедагогического характера со стороны любых участников исполнения.

МНЕНИЕ РЕБЕНКА

Для разрешения трудностей психологического и педагогического характера судебный пристав-исполнитель при исполнении указанной категории исполнительных документов вправе в соответствии со ст. 61 ФЗ «Об исполнительном производстве» по собственной инициативе или по просьбе сторон привлечь специалиста, обладающего необходимыми знаниями.

Мнение специалиста, например, необходимо в случае, если на исполнении у судебного пристава-исполнителя находится исполнительный документ, определяющий порядок общения ребенка с взыскателем, но сам ребенок отказывается от общения.

В соответствии со ст. 57 СК РФ ребенок имеет право на собственное мнение, а по достижении ребенком 10 лет, учет мнения ребенка обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Например, на исполнении у судебного пристава-исполнителя находился исполнительный документ, определяющий порядок общения одного из родителей (отца) с ребенком. Ребенку исполнилось 10 лет. Родители договорились, что отец будет приходить за ребенком, однако сын отказывался с ним общаться. В присутствии судебного пристава-исполнителя ребенок также не согласился идти к отцу, о чем был составлен акт. Для дачи заключения был назначен специалист, который после общения с ребенком подтвердил нежелание сына встречаться с отцом. После этого исполнительный лист был возвращен в суд в соответствии с п. 4 ст. 73 ФЗ «Об исполнительном производстве» ФЗ-119 от 21.07.1997.

В этой ситуации судебный пристав-исполнитель мог также обратиться в суд с заявлением о разъяснении порядка и способа исполнения решения суда.

ВРЕМЯ И МЕСТО

Еще одной особенностью по такого рода исполнительным производствам является то, что совершение исполнительных действий зачастую необходимо проводить в выходные дни. Суд, определяя порядок общения ребенка с взыскателем, как правило, указывает, что встречи должны происходить в выходной день.

Если должник не исполняет решение суда в добровольном порядке, судебный пристав-исполнитель имеет возможность наложить на него штраф, но иногда и удваивающиеся штрафные санкции не оказывают воздействие. В этом случае судебный пристав-исполнитель организует принудительное исполнение, т.е. каждый выходной день проводит встречи взыскателя с ребенком.

Проведение исполнительных действий в нерабочие дни производится судебным приставом-исполнителем с письменного разрешения старшего судебного пристава (ст. 35 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Немаловажное значение для успешного проведения исполнительных действий по указанным исполнительным документам является выбор места их проведения. С точки зрения соблюдения интересов ребенка при исполнении решения суда необходимо обеспечить спокойную обстановку.

Время создания/изменения документа: 16 октября 2012 15:40 / 16 октября 2012 15:44

Работники из детского ада: как судебные приставы изымают детей

«Надо вводить ответственность за кражу ребенка одним из родителей»

13.04.2018 в 20:17, просмотров: 51539

Судебные приставы недавно изъяли ребенка у отца, который прятал его от матери и посторонних глаз пять лет. Бывший работник спецслужб держал его взаперти в частном доме в Новой Москве, не давая посещать ни школу, ни поликлинику. Процесс передачи мальчика, у которого развилось что-то вроде стокгольмского синдрома, потряс участвовавших в нем сотрудников настолько, что, по слухам, они сменили профессию. Вообще больше всего приставы не любят исполнять решения судов, по которым нужно отобрать или изъять ребенка у одного из родителей.

О самых чудовищных историях отбирания детей «МК» рассказал директор Академии прикладной психологии и психотерапии, который выезжает с приставами на подобные дела, Александр Сухотин.

— Александр, с каких пор ФССП стала привлекать к работе психологов?

— В каждом регионе по-разному. Лично я и другие сотрудники нашей академии с 2015 года работаем по соглашению с ФССП в основном на территории Московской области и немного в Москве.

Мы содействуем приставу в исполнении судебного решения. Психолог создает психологически комфортные условия для ребенка и стремится минимизировать риск причинения психической травмы.

Как вообще все происходит? Суд выносит решение, скажем, изъять ребенка у одного из родителей (чаще всего, судя по моей практике, у отца) и передать другому (соответственно, матери). Пристав дает должнику срок для добровольного исполнения — обычно 5 дней. Если тот игнорирует решение суда, то начинаются исполнительные действия. Обычно приходят на дом к должнику целым составом: приставы, представители органа опеки, два понятых и психолог.

— Простите, но разве этично называть родителя должником? Ребенок ведь не вещь.

— Согласен, но формулировка в законе именно такая. А про то, что ребенок — не вещь, как раз мы и пытаемся все время напоминать участникам этой эмоционально сложной процедуры.

Итак, психотерапевт должен выяснить — готов или не готов ребенок покинуть одного родителя и жить с другим. Он уводит его в отдельную комнату, старается найти с ним контакт (обычно это не сложно и есть специальные методики), провести диагностику. Делать все надо оперативно, потому что ребенок очень быстро нервно истощается. А ведь учтите, все это чаще всего происходит на фоне безумных криков и скандалов родителей (бойцы ГБР при мне не раз заслоняли ребенка от них).

— Бывает, что сам ребенок хочется остаться, как вы выражаетесь, с должником?

— Очень часто. У ребенка психика неокрепшая, вчера еще он любил маму и хотел жить только с ней, а потом его украл папа и внушил, что мама плохая. Приведу в пример конкретную историю. Родители развелись, когда ребенку было всего два года. Отец забрал девочку и скрылся в неизвестном направлении. Мать с помощью судебных приставов искала ребенка три года. И вот наконец ребенка нашли. Мы выехали по адресу. Оказалось, что девочка большую часть времени была предоставлена сама себе. Отец — водитель «скорой помощи», уходил на работу в 5 утра, оставлял дочку одну в квартире, пока сам дежурил. Детский сад она не посещала, режим не соблюдала. Но все же сама девочка лично мне заявила, что ехать к матери не хочет, потому что та ее била и вообще не любит. Вспомнить, как именно мама била, она не смогла. Этого и не было в действительности. Рассказал ей про это, конечно, отец.

— И как вы ее разубедили?

— Разговорами. Но главное, «представил» ей маму. Если бы вы наблюдали за первой после разлуки встречей девочки с мамой и братом! От своих предыдущих слов о том, что мать плохая, она тут же отказалась, сказала: «Я уже забыла, что раньше говорила». Решение суда мы в этом случае успешно исполнили. Сейчас девочка живет с мамой и братиком, счастлива, посещает детский сад, развивается.

Читайте так же:  Положение об обеспечении безопасности дорожного движения в организации. Приказ о создании комиссии по пдд

— А что делать, если ребенок постарше? Его разубедить сложнее?

— Конечно, сложнее. Расскажу еще одну историю. Служба судебных приставов нашла мальчика, которого отец пять лет продержал в частном доме взаперти. Мужчина был сотрудником ФСО, но потом у него, как выразились бывшие сослуживцы, «съехала крыша» — и его уволили. Оставшись без работы, без друзей, без денег, он сначала подался в «Свидетели Иеговы» (организация признана в РФ экстремистской — «МК»), а потом все свое болезненное внимание переключил на сына. Ребенок был полностью изолирован от любого общения с посторонними, чтобы его никто не нашел. Выходил мальчик во двор только ночью, чтобы подышать воздухом и посмотреть на звезды. Школу он не посещал. Со сверстниками не играл. Все время проводил с отцом и бабушкой. Я был в их доме — там жуткая антисанитария, нищета. Напоминает пристанище бомжей. Все это отразилось на уровне образования и интеллекта — к 12 годам он не выучил даже таблицу умножения! И вот представьте себе, этот ребенок очень эмоционально мне заявляет, что он не хочет жить с матерью, что единственное желание, которое у него есть, — это чтобы его оставили с отцом и бабушкой в том доме, в котором он находился.

— Стокгольмский синдром?

— Я бы не стал это так называть. Но по факту мнение ребенка противоречит его интересам — и оно явно не самостоятельное. Когда один родитель (выступающий в роли должника) уклоняется на протяжении нескольких лет от исполнения судебного решения, ребенок может привязаться к нему и, наоборот, утратить привязанность к другому (который в роли взыскателя).

В этой истории все закончилось благополучно, мальчика мы передали матери. Помимо меня к работе были подключены органы опеки и попечительства, инспектор ПДН.

— А отца наказали за то, что он сделал с ребенком?!

— Нет. Уголовная ответственность ни за кражу ребенка одним из родителей, ни за то, что он не занимается его образованием, законом не предусмотрена. Мужчина ведь на тот момент даже не был лишен родительских прав.

— А что делать, если приставы пришли отбирать ребенка у родителя, а ему на самом деле с ним лучше?

— У нас есть примеры, когда приставы детей в итоге не передали. И это заключение поддержала опека. Я тоже с ним согласился.

— То есть суд принял решение передать, а приставы и опека его саботировали?

— Формально да. В ряде случаев между вынесением судебного решения и реальным его исполнением проходит продолжительный период, за который могут измениться личностные особенности самого родителя. Так произошло и здесь. Суд действительно постановил передать детей матери, но потом случилось несчастье со старшим ребенком. Женщина тяжело переживала его смерть. У нее был нарушен эмоциональный контакт с остальными детьми, она не справлялась с собственными негативными эмоциями. Имел место случай избиения одного ребенка по незначительному поводу.

Отец, по словам детей, вел себя совсем по-другому, им было с ним спокойнее, комфортнее и безопаснее. Мы донесли приставам, что по крайней мере на настоящий момент передача детей матери не является целесообразной, так как может стать психотравмирующей ситуацией. В общем, судебные приставы не исполнили решение суда в соответствии с полученными от психолога и органов опеки рекомендациями.

— Выходит, вы не всегда на стороне матери?

— Мы на стороне ребенка. Иногда ему лучше с отцом, как это ни странно звучит. Вот последний случай. Развелись родители, мать забрала сына, продала квартиру (которую ей, кстати, купил бывший муж) и уехала в неизвестном направлении. Отец через суд добился, чтобы ему разрешили видеться с ребенком. Но где искать? Он показывал мне папку с билетами — объехал полстраны, пытаясь найти (она долго в одном месте не задерживалась). Наконец приставы нашли ее по фото в соцсети ВКонтакте. Оказалось, она вступила в секту «Слово жизни» в Подольске. Женщина снимала комнату в коммуналке (деньги от продажи квартиры потратила), дочку надолго оставляла одну, включая ей планшет. Ни режима, ни полноценного питания у нее не было. На удивление, отца девочка вспомнила по фото и согласилась поехать к нему. Через полтора месяца мать выкрала дочь из детского садика, в который ее устроил отец. По новой началась судебная тяжба, меня и коллег вызвали на процесс в качестве свидетелей.

— Чаще всего детей не могут поделить влиятельные родители. Приходилось отбирать с приставами у таких?

— Приходилось. В одном случае это был экс-судья. Ребенок, который должен быть передан матери, сам хотел остаться с отцом. Он был сильно к нему привязан. Мы очень долго изучали ситуацию. Отец реально заботился, создал все условия. В итоге сошлись во мнении, что лучше пока ребенок останется с ним, а с матерью будет регулярно встречаться. Женщина была, мягко говоря, не согласна с этим.

По моему опыту как раз работа с ребенком чаще всего не является сложной, а вот с родителями — да. А вообще есть особая группа разводов, при которых родитель активно втягивает ребенка в конфликт и даже после вынесения судебного решения всяческими способами старается воспрепятствовать его исполнению. Решение проблемы видится в создании службы психологического сопровождения разводящихся семей. Психологическая помощь нужна в первую очередь родителям: им надо помочь избавиться от враждебного отношения друг к другу и прояснить позиции уже не в качестве супругов, но сородителей, у которых есть права и обязанности по воспитанию общего ребенка, помочь выстроить гармоничные коммуникации в части осуществления совместных родительских прав в интересах ребенка.

— Могут ли стороны злоупотреблять возможностью привлечь психолога, чтобы затянуть или осложнить процесс?

— Право привлекать специалиста к участию в исполнительных действиях принадлежит судебному приставу. Психолог в данном случае имеет статус специалиста, не заинтересованного в исходе.

Мне приходилось сталкиваться с ситуацией, когда должник приезжал вместе со своим психологом и заявлял ходатайство через адвоката об участии именно этого психолога в исполнительных действиях. Активные попытки еще до начала совершения исполнительных действий донести приставу свою позицию о том, что ребенку лучше остаться жить у должника, свидетельствовали о непонимании психологом смысла участия в исполнительном производстве. Специалист-психолог не переоценивает решение суда, не отменяет его своим заключением, но в каждом случае содействует приставу в правильном и полном исполнении исполнительного документа. Судебный пристав-исполнитель справедливо не удовлетворил ходатайство представителя должника о привлечении этого психолога.

— Что можно было бы изменить в судебной и исполнительной системе, чтобы помочь детям во время вот таких конфликтных разводов?

— В первую очередь ужесточить ответственность за злостное неисполнение судебных решений. Самый простой напрашивающийся выход — это временное ограничение в родительских правах, но он требует широкого обсуждения в профессиональном сообществе.

Второй момент — это решить ситуацию с похищением ребенка после исполнения судебного решения о передаче и отобрании. Собрались, значит, судебные приставы, психолог, опека, исполнили судебное решение, а должник снова ребенка после школы забрал к себе и опять не отдает второму родителю, препятствует их общению. У меня таких историй сколько угодно. Сегодня эта ситуация решается повторным возбуждением исполнительного производства и повторением процедуры, что является стрессом и для ребенка, и для второго родителя. Должнику в таких случаях ничего не грозит: так как он родитель, повторюсь, состава преступления нет. Я считаю, что надо вводить ответственность за подобные действия на законодательном уровне.

В-третьих, нужны методические рекомендации по порядку исполнения судебных решений по детям. Их утверждение в ФССП облегчило бы работу как приставам, так и всем остальным участникам исполнительного производства. Родители не понимают, как это будет происходить, что надо будет делать, почему ребенка увели в кабинет к психологу и что там происходит. А потом пишут жалобы в прокуратуру, оспаривают в судах незаконные, на их взгляд, действия приставов или опеки.

Еще момент. В судебном процессе сегодня может быть назначена судебно-психологическая экспертиза. Было бы правильно, если бы судьи вместе с исполнительным листом выдавали копию заключения эксперта для приобщения к материалам исполнительного производства. А то получается, что важные психологические категории уже установлены экспертами, а возможности ознакомиться с ними у специалиста при исполнении нет. Еще хотелось бы обратить внимание судей на то, что препятствие одним из родителей общению второго родителя с ребенком указывает на уровень высокого конфликта. Этот признак практически всегда будет связан со сложностями на этапе исполнения судебного решения, в связи с чем представляется правильным назначение судебной психологической экспертизы таких семей.

Заголовок в газете: Работники из детского ада
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27662 от 14 апреля 2018 Тэги: Школа, Дети , Смерть, Суд Организации: ВКонтакте Места: Москва

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *