Германия и Франция подписали новый договор о сотрудничестве и интеграции. Подписанный договор франция

Германия и Франция подписали новый договор о сотрудничестве и интеграции

Германия и Франция подписали новое соглашение о двустороннем сотрудничестве. Документ был завизирован в городе Ахен на западе ФРГ, бывшем в древности столицей государства Карла Великого, поэтому получил название «Ахенское соглашение».

Договор регулирует отношения Берлина и Парижа во внешней политике, обороне и безопасности. Также он предусматривает укрепление конкурентоспособности Германии и Франции, экономическую интеграцию, продвижение совместных интересов двух стран в различных международных организациях, в частности в ООН, развитие гуманитарных связей между Германией и Францией.

Как заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель на церемонии, дружба между Берлином и Парижем, учитывая многочисленные войны, не является чем-то само собой разумеющимся», но Ахенский договор «заложит фундамент для взаимодействия Германии и Франции».

Ахенское соглашение называют дополнением к Елисейскому договору, подписанному в 1963 году Конрадом Аденауэром с немецкой стороны и Шарлем де Голлем с французской. Новый документ призван расширить и модернизировать положения старого документа с учетом произошедших в мире изменений.

«Голос амбиций»: что может стоять за подписанием нового соглашения о франко-германском союзе

22 января в городе Ахен в немецкой земле Северный Рейн — Вестфалия канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон подписали соглашение об усилении франко-германского сотрудничества и интеграции. На торжественной церемонии в бывшей столице империи Карла Великого, когда-то объединявшей территории двух стран, Ангела Меркель отметила, что подписание Ахенского соглашения станет «особым днём» как для Германии, так и Франции. В свою очередь, Эммануэль Макрон заявил, что в истории этих государств «начинается новая глава»???.

«В момент, когда Европе угрожает национализм, когда Европа переживает болезненный брексит, когда Европа обеспокоена большими изменениями в мире, выходящими за национальные рамки, — климат, информационные технологии, терроризм, миграция. в этом мире и в этой Европе Германия и Франция должны взять на себя ответственность и поднять голос — голос амбиций, реального суверенитета, защиты людей», — цитирует президента Франции РИА Новости.

Официальное название документа, подписание которого инициировали власти обеих стран в начале прошлого года, — Договор между Французской Республикой и Федеральной Республикой Германией о франко-германском сотрудничестве и интеграции. Текст соглашения опубликовали официальные ведомства двух стран за несколько дней до торжественной церемонии в Ахене.

Обновление союза

В новом франко-германском соглашении отмечается, что этот документ дополняет и развивает идеи исторического Елисейского договора, подписанного 56 лет назад (22 января 1963 года) президентом Франции Шарлем де Голлем и канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром. Тогда это событие стало символом исторического примирения стран, которые не раз вступали в военные конфликты, в том числе и за последние сто лет.

Как отметил в интервью RT ведущий научный сотрудник отдела социальных и политических исследований Института Европы РАН Сергей Фёдоров, Ахенское соглашение стало продолжением и других, более современных документов.

«Во многом этот договор вытекает из Мезебергской декларации, подписанной Меркель и Макроном в июне прошлого года, которая, в свою очередь, хоть и в урезанном варианте, впитала в себя основные положения европейского проекта Макрона», — заявил RT политолог.

Ранее французский лидер не раз заявлял о своей приверженности идее усиления европейской интеграции.

В Ахенском договоре на первое место также вынесено двустороннее сотрудничество в рамках Европейского союза. Берлин и Париж обязались способствовать усилению европейской интеграции и углублению экономического и валютного союза внутри ЕС.

Однако в области двусторонних связей оба государства нацелены на создание особой «франко-германской экономической зоны с общими правилами». За гармонизацию экономической политики будет отвечать в том числе Франко-германский экономический совет экспертов, учреждаемый в соответствии с Ахенским договором. Этот институт будет консультировать правительства двух стран.

Серьёзное внимание в новом соглашении между Берлином и Парижем уделено также вопросам внешней политики и обороны. В частности, общим приоритетом называется получение Германией статуса постоянного члена Совета безопасности ООН. К тому же страны договорились максимально согласовывать свои позиции в рамках Организации Объединённых Наций.

Кроме того, межгосударственное соглашение предусматривает создание общего Франко-германского совета по обороне и безопасности. Эта организация будет следить за выполнением следующих обязательств: интеграция ВПК двух стран, постоянные контакты между военными ведомствами, создание новых франко-германских смешанных бригад. Одно такое формирование после 1992 года стало основой Еврокорпуса — объединения Вооружённых сил ЕС.

Помимо этого, в документе содержится положение, фактически дублирующее статью 5 Североатлантического договора и статью 42 Договора о Европейском союзе, предусматривающие оказание военной помощи в случае нападения третьей страны.

«Они (стороны соглашения. — RT) оказывают друг другу помощь и поддержку всеми доступными им средствами, в том числе и с применением вооружённых сил в случае вооружённой агрессии против их территорий», — подчёркивается в Ахенском соглашении.

Военно-политический вес

Как отметила Ангела Меркель, выступая в Ахене, подписанием договора о сотрудничестве и интеграции обе страны намерены внести вклад в создание европейской армии. В свою очередь, Эммануэль Макрон заявил, что долг Парижа и Берлина — создать «щит» Европы.

«Идея создания европейской армии крайне важна для Франции, которая не рассталась с мыслями о своём величии, — отмечает Фёдоров. — Для этого ей нужен ключевой партнёр, который мог бы обеспечить Европе военно-политический вес. А Германия с учётом её экономики и Франция с учётом её вооружённых сил и ядерного статуса — это как раз тот симбиоз, который может придать Европе тот вес на международной арене, которого явно ей недостаёт».

По словам политолога, серьёзную роль в интенсификации франко-германского взаимодействия в сфере безопасности сыграл и американский фактор. Действующий президент США Дональд Трамп неоднократно критиковал и Макрона, и Меркель за их позиции в экономической и политической сферах, расходящиеся, по его мнению, с интересами Соединённых Штатов. В ноябре прошлого года Трамп и вовсе пообещал прекратить оказывать военную поддержку европейским союзникам, если они не увеличат расходы на оборону до уровня, сопоставимого с американским,— не менее 2% ВВП.

«Фактор Трампа был холодным душем как для Франции, так и для Германии, которая ранее связывала свою военную безопасность исключительно с НАТО, — подчеркнул Фёдоров в беседе с RT. — Мировой порядок меняется. Это признают по обе стороны Рейна. Теперь они вынуждены приспосабливаться к ситуации».

В свою очередь, ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин отметил в интервью RT, что пункт Ахенского соглашения о взаимной обороне «не перечёркивает НАТО», хотя и делает акцент на приоритетности франко-германского сотрудничества внутри альянса.

«Возможно, это не только в пику НАТО. Эта договорённость свидетельствует об особом статусе франко-германских отношений. И этот пункт призван подчеркнуть единство Германии и Франции в том числе и в политике безопасности», — считает Камкин.

Под огнём критики

Несмотря на заявления лидеров Франции и Германии о том, что новое соглашение соответствует интересам обеих стран, Ахенский договор ещё до своего подписания столкнулся с противодействием со стороны оппозиционных политиков как в Берлине, так и Париже.

Так, лидер Национального объединения (бывший Национальный фронт. — RT) Марин Ле Пен 18 января опубликовала эмоциональное видеообращение к французам, в котором обвинила президента Макрона в «предательстве».

В частности, лидер французских националистов раскритиковала планы по усилению межрегионального пограничного сотрудничества. С её точки зрения, инициатива по развитию билингвизма во франко-немецком приграничье может привести к германизации Эльзаса — французского региона, который в 1871—1919 годах входил в состав Германии. Более тесное экономическое сотрудничество приграничных французских и немецких регионов, по мнению Ле Пен, не что иное, как попытка Берлина нарастить своё влияние в землях, которые долгое время были яблоком раздора между двумя странами.

Кроме того, политик считает, что Франция, которая обязалась согласовывать свою позицию в ООН с немецкой, тем самым «выводит себя из круга великих держав». Однако представитель правительства ФРГ Штефан Зайберт назвал все обвинения Ле Пен «полностью необоснованными».

Лидер левого движения «Непокорённая Франция» Жан-Люк Меланшон, в свою очередь, обеспокоен планами привести к единому знаменателю экономики Франции и Германии. По его словам, это может вызвать ущемление прав французов. В Германии значительная часть прежних социальных гарантий трудящимся была ликвидирована ещё в начале 2000-х годов, тогда как аналогичные реформы во Франции, начатые при президенте Макроне в прошлом году, вызвали массовый протест и ещё далеки от завершения.

Наряду с французами о своём недовольстве заявили и германские евроскептики. Так, в консервативной партии «Альтернатива для Германии» Эммануэля Макрона обвинили в попытках реализовать свои европейские амбиции за немецкий счёт.

К тому же в Ахене Меркель и Макрона встретила акция протеста, организованная немецкой партией «Левые» и движением «Вставайте» депутата бундестага Сары Вагенкнехт. Некоторые участники митинга были одеты в жёлтые жилеты.

Подписывать историческое соглашение лидеры Германии и Франции отправились под недовольный гул толпы.

Политические игры

Как считает Сергей Фёдоров, заключение Ахенского соглашения в первую очередь призвано усилить политические позиции его подписантов, в особенности французского президента Эммануэля Макрона.

«Важно политическое звучание этого договора. Европа в кризисе. Франция переживает непростые времена — «жёлтые жилеты» подорвали амбиции Макрона стать лидером Европы», — отмечает эксперт.

По его словам, с одной стороны, в преддверии выборов в Европарламент, которые состоятся в мае текущего года, Макрон стремится получить новые очки, демонстрируя прогресс в деле европейской интеграции. Его движение «Республика на марше» стремится стать ведущей силой в новом составе законодательного органа ЕС. С другой, Берлин и Париж в целом намерены подавить рост евроскептицизма.

«В этот переломный момент, когда Европа не имеет чёткого представления о том, по какому сценарию будут развиваться события, Германия и Франция, образующие мотор европейской интеграции, стремятся показать, что работают на дальнейшее развитие Европы», — утверждает Фёдоров.

В то же время, как признаёт Александр Камкин, укрепление франко-германского ядра может привести и к «побочному эффекту» для ЕС — в частности, перед Евросоюзом возникает перспектива превращения в конгломерат более мелких союзов стран «по интересам», где «подобные объединяются с подобными». Так, например, в противовес союзу Франции и Германии на востоке Европы усиливается единство «вышеградской группы», объединяющей Польшу, Чехию, Словакию и Венгрию.

Читайте так же:  Разовый Договор-заявка на оказание транспортно-экспедиторских услуг. Договор разовый на оказание транспортных услуг

По словам Сергея Фёдорова, речь идёт об идее «интеграции разных скоростей», которая становится основным вектором развития Евросоюза.

«Реальность такова, что Европа действительно расслаивается, — отмечает политолог. — Видимо, в этом направлении ЕС и будет развиваться: ядро учредителей во главе с франко-германским тандемом — и все остальные».

ФРГ и Франция подписали Ахенский договор об углублении сотрудничества

Ангела Меркель и Эмманюэль Макрон подписали в Ахене договор о расширении сотрудничества на базе уже действующего Елисейского договора. Особое внимание в новом договоре уделяется сотрудничеству в сфере безопасности.

Ангела Меркель и Эмманюэль Макрон подписывают договор

Через 56 лет после подписания Елисейского договора — первого договора о дружбе между Германией и Францией — канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) и президент Франции Эмманюэль Макрон во вторник, 22 января, в Ахене скрепили подписями новый договор о расширении двустороннего сотрудничества. Подписи под документом поставили также министры иностранных дел двух стран.

Стороны согласовали углубление сотрудничества почти в 15 сферах, при этом к реализации согласованной программы планируется приступить незамедлительно. В документе отмечается, что для Франции и Германии настало время «вывести двусторонние отношения на новый уровень и подготовиться к вызовам, стоящим перед двумя государствами и Европой в XXI веке». Стороны выражают твердую приверженность «международному миропорядку, зиждущемуся на соблюдении правил и многополярности, в центре которого находится ООН».

В случае вооруженной агрессии ФРГ и Франция обязуются оказывать друг другу любую возможную помощь и поддержку, включая военную. Для координации действий в сфере безопасности создается Германо-французский совет обороны и безопасности, который будет регулярно проводить встречи на высшем уровне.

Контекст

Елисейский договор: 50 лет германо-французской дружбы

Пресса: Канцлер ФРГ и президент Франции научились ладить друг с другом

Различия между Германией и Францией не мешают Ангеле Меркель и Франсуа Олланду достигать согласия в важных вопросах, определяющих дальнейшую политику всего Евросоюза, считают немецкие газеты. (23.01.2013)

Suddeutsche Zeitung: Франция и Германия — не только соседи, но и друзья

Отношения между Францией и Германией далеко не всегда были дружескими. Меркель и Олланд и сегодня недолюбливают друг друга. Но между Берлином и Парижем царит такое согласие, в которое раньше никто не поверил бы. (22.01.2013)

В рамках Ахенского договора Франция и ФРГ обязуются расширять сотрудничество в сфере европейской и внутренней политики, в том числе для борьбы с терроризмом и организованной преступностью. Приоритетом совместной дипломатии объявлена борьба за прием Германии в Совет Безопасности ООН в качестве полноправного члена. Запланировано также углубление сотрудничества в сферах экономики, образования, охраны природы, социального обеспечения и ряде других.

Елисейский договор

Ахенский договор пришел на смену Елисейскому договору, подписанному в 1963 году канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром (Konrad Adenauer) и президентом Франции Шарлем де Голлем. Это соглашение стало первым подобным документом, подписанным двумя странами, историю отношений которых отягощало множество войн и конфликтов. Елисейский договор заложил основы партнерства между Германией и Францией и послужил отправной точкой для развития интенсивного двустороннего сотрудничества в сферах политики, экономики, культуры.

Экс-премьер Франции Эро: «Это не то, чего я ожидал»

Между тем бывший премьер-министр и экс-глава МИД Франции Жан-Марк Эро в интервью DW весьма сдержанно оценил Ахенский договор. «Это не революция. Можно сказать, что он мог быть более честолюбивым», — посетовал Эро.

Экс-премьер пояснил, что, хотя новое соглашение является «в целом положительным шагом», его содержание заметно уступает тем целям, которые Эмманюэль Макрон в сентябре 2017 года обозначил как «амбиции Европы». «Это не то, чего я ожидал», — заключил Жан-Марк Эро.

Франция и Германия подписали новый договор о сотрудничестве

Соглашение предусматривает сближение экономической, внешней и оборонной политики двух стран, сотрудничество в приграничных регионах и «совместную парламентскую ассамблею», состоящую из ста французских и немецких депутатов.

Церемония подписания документа прошла 22 января в мэрии немецкого города Ахен, расположенном в земле Северный Рейн-Вестфалия.

Целями соглашения является сближение стран, а также переосмысление вызовов XXI века.

Германия и Франция планируют укрепить отношения в области безопасности, внешней политики и экономики.

Несмотря на торжественность церемонии подписания, договор во многом имеет церемониальное значение — он обновляет и дополняет положения Елисейского договора, заключенного между Францией и ФРГ в 1963 году.

В то время лидер Германии Конрад Аденауэра и президент Французской Республики Шарль де Голль стремились укрепить свой экономический и военный союз на фоне мировых вызовов. «Оба правительства консультируются перед каждым решением во всех важных вопросах внешней политики и в первую очередь в вопросах совместного интереса, чтобы достигать как можно равноцельных позиций», — говорилось в документе того времени.

Европейское братство по оружию

В документе 1963 года также говорилось о необходимости организации «совместной работы» над разработкой проектов в области вооружения. Подобные идеи содержатся и в подписанном Меркель и Макроном документе.

В новом документе обозначается стремление стран объединить усилия в области внешней и оборонной политики. Лидеры Франции и Германии собираются создать «франко-германский оборонный совет», что, как отмечает издание Financial Times, должно «сблизить военное сотрудничество стран».

В соглашении также говорится о совместных действиях в ООН, и это, по мнению издания, означает готовность Франции поддерживать Германию в ее стремлении стать постоянным членом Совета Безопасности ООН.

В усилении военного сотрудничества Германии и Франции можно увидеть воплощение идей Макрона, мечтающего о создании единой европейской армии.

О том, что подписание соглашения — это «первый шаг» на пути к созданию «европейской армии», заявила канцлер Германии Меркель

В октябре 2018 года Макрон заявил, что ЕС должен создать европейскую армию, чтобы не зависеть от США: «Мы не сможем защитить европейцев, если мы не решим иметь настоящую европейскую армию. У нас должна быть Европа, которая обороняется сама по себе, независимо от Соединенных Штатов».

В этих словах эксперты увидели желание французского лидера противостоять президенту США Дональду Трампу, который ультимативно требовал от стран-членов НАТО увеличить взносы в бюджет альянса.

Несмотря на большое значение, которое придается документу, он выглядит менее амбициозным, чем хотел бы Макрон.

Эксперт Французского института международных отношений Барбара Кунц назвала документ «соглашением с самым низким знаменателем».

В свою очередь, завсектором стратегических оценок Института мировой экономики и международных отношений РАН Сергей Уткин отмечает, что главная цель соглашения — «укрепить это ядро ЕС, выйдя на более высокую ступень интеграции во всех областях».

Но подписанный договор, продолжает Уткин, «по сути рамочный», то есть задающий направление движения, но не прописывающий деталей: «Так что еще большой вопрос — изменится ли что-то в практическом плане или документ останется символом благих намерений».

Спустя десятки лет после подписания франко-германского соглашения 1963 года Европа, сотрясаемая противоречиями, уже не выглядит единым целым, хотя с тех пор европейская интеграция усилилась.

При этом отношения Франции и Германии по-прежнему остаются одним из важных звеньев, скрепляющих европейскую интеграцию.

«Именно это взаимодействие часто называли «мотором» Евросоюза, но в последнее время многим казалось, что мотор больше «не тянет» — вроде и не останавливался, но ускориться не дает. Меркель сильно критиковали за то, что она не поддержала первые заявления Макрона относительно необходимости общими усилиями укреплять ЕС», — отмечает Уткин.

Хотя найти консенсус по поводу углубления интеграции в Евросоюзе сегодня тяжело, две крупнейшие страны ЕС «готовы двинуться вперед, возможно, показывая пример другим», считает эксперт.

Задача укрепления ЕС становится особенно актуальной на фоне выхода из общего союза Великобритании, а также предстоящих в мае выборов в парламент ЕС, на котором реванш попытаются взять «евроскептики». Оба лидера также стоят перед внутренними вызовами в своих странах, связанных с недовольством их политикой.

Это коренным образом отличает их от Аденауэра и де Голля, которые в момент подписания соглашения пользовались огромной популярностью в своих странах.

Противники обоих политиков из числа европейских националистов не преминули воспользоваться подписанием документа, чтобы обвинить и Макрона и Меркель в пренебрежении национальными интересами. Лидер французских националистов Марин Ле Пен обвинила французского президента в «действиях, которые находятся на грани государственной измены».

Германский политик-националист из партии «Альтернатива для Германии» Александр Гауланд заявил, что Меркель и Макрон хотят создавать «супер ЕС» внутри союза. «Мы не хотим чтобы Макрон чинил свою страну с помощью германских денег», — сказал политик, слова которого приводит британская The Guardian.

По иронии судьбы, слова «евроскептика» отчасти перекликались со словами его антипода — президента Европейского Совета Дональд Туска. Он приветствовал подписание соглашения, однако выразил и определенную тревогу: «Европе нужен четкий сигнал из Берлина и Парижа, что укрепление кооперации в малых форматах не должно быть альтернативой сотрудничеству всей Европы».

Меркель и Макрон подписали новое соглашение об углублении сотрудничества ФРГ и Франции

Важным пунктом является создание германо-французского экономического пространства, снятие бюрократических барьеров в торговых двусторонних отношениях. Предусматривается создание «Совета экономических экспертов», в который будут входить 10 независимых специалистов.

В то же время многие идеи Макрона в финансовой и экономической сферах так и не нашли отражения в соглашении. Президент уже давно выступает за создание единого бюджета еврозоны, поста министра финансов валютного союза. Берлин же долгое время вообще никак не отвечал на предложения главы французского государства.

Обе страны планируют углубить взаимодействие по вопросам здравоохранения и повысить мобильность в приграничных областях. В так называемых «европейских районах» (приграничные районы) будут по возможности устранены правовые и административные препятствия с целью облегчения жизни граждан двух стран. В частности, немецкая «неотложка» сможет впредь без каких-либо проблем привезти больного во французскую клинику. Планируется создать совместную комиссию по вопросам сотрудничества в таких регионах.

О европейской армии — ни слова

Германия и Франция договорились теснее взаимодействовать в вопросах обороны и безопасности. Именно в этой области существовали и существуют разногласия. Франция призывала создать европейскую армию, однако эту инициативу в Германии поддержали далеко не сразу. В новом договоре о ней ничего не сказано, лишь отдельно прописана обоюдная готовность отвечать на военную агрессию третьей стороной — аналог 5 статьи устава НАТО и 42 статьи Договора о Европейском союзе.

В тексте договора подчеркивается, что оба государства «углубляют сотрудничество в сфере внешней политики, обороны, обеспечения внешней и внутренней безопасности» и одновременно хотят «направить свои действия на повышение способности Европы действовать самостоятельно». Франция и Германия планируют проводить консультироваться друг с другом по всем важным вопросам и решениям, которые касаются общих интересов, и, «где это возможно, действовать сообща».

Берлин и Париж «убеждены в том, что их интересы в области безопасности неразделимо связаны» и хотят «еще больше сблизить целевые установки и стратегии, тем самым укрепив систему коллективной безопасности, к которой они относятся». «В случае вооруженного нападения они окажут друг другу любую возможную помощь и поддержку, что включает в себя и военные средства», — говорится в тексте. В документе подчеркивается, что оба государства обязуются повышать способности Европы в военной сфере, «с тем чтобы укрепить ЕС и Североатлантический союз».

«Оба государства берут на себя обязательство еще больше усилить взаимодействие вооруженных сил с прицелом на развитие общей культуры и проведение общих операций. Они активизируют разработку общих оборонных программ и их расширение на партнеров», — говорится в соглашении. Тем самым «они намереваются способствовать повышению конкурентоспособности и консолидации европейской технологической и промышленной базы в сфере обороны». «Они поддержат, по возможности, более тесное сотрудничество оборонной промышленности обеих стран на основе взаимного доверия», — сказано в договоре. Германия и Франция намерены также разработать общие правила в области экспорта вооружений, что касается, прежде всего, совместных проектов.

Берлин и Париж договорились создать «Германо-французский совет безопасности и обороны как политический орган, контролирующий выполнение взаимных обязательств» в оборонной сфере. «Этот совет будет регулярно собираться на высоком уровне», — сказано в соглашении.

Также была достигнута договоренность разработать совместные правила для экспорта вооружений. Это уже само по себе является прогрессом, учитывая, что Германия не так давно заявила о прекращении экспорта оружия в Саудовскую Аравию, а Франция не отказалась от военных поставок Эр-Рияду.

Стремление к постоянному членству ФРГ в СБ ООН

Одним из ключевых моментов в соглашении является стремление Берлина и Парижа к получению ФРГ постоянного места в Совете Безопасности ООН. «Приоритетом германо- французской дипломатии будет принятие ФРГ в качестве постоянного члена [СБ] ООН», — отмечается в тексте договора.

Германия и Франция в целом договорились «усилить сотрудничество между внешнеполитическими ведомствами, включая дипломатические миссии и консульские учреждения». Они планируют осуществлять программы обмена информацией между постоянными представительствами при ООН, в Совете Безопасности ООН, в НАТО и ЕС и координировать свои действия во всех органах ООН. «Оба государства обязуются продолжить усилия по доведению до завершения межгосударственных переговоров о реформировании Совета Безопасности ООН», — отмечается в тексте договора.

Среди других новшеств — создание совместного гражданского фонда, из которого будут финансироваться гражданские инициативы и проекты по линии городов — партнеров ФРГ и Франции.

Берлин и Париж хотят работать в направлении того, чтобы признавать и школьные аттестаты. Планируется увеличить количество билингвальных школ и гимназий, в которых можно будет получать аттестат зрелости как по германской системе, так и по французской. Также стороны хотят в приграничных регионах создавать больше промышленных и научных кластеров общего пользования.

Договор в непростые времена

В сентябре 2017 года, выступая вперед студентами Сорбонны, Макрон призвал заключить новое соглашение с Германией и тем самым подать сигнал о стабильности ЕС в эпоху кризисов. Планировалось, что до 22 января 2018 года такой амбициозный договор будет готов. Однако на разработку соглашения потребовалось гораздо больше времени, и подписание договора было перенесено на год — до 22 января 2020 года.

Соглашение заключается в непростые для Франции и Макрона времена. Протесты «желтых жилетов» в не прекращаются, звучат призывы к отставке президента. Активисты движения в Facebook заявили о том, что подписание соглашения — это «продажа Франции» Германии, потребовав проведения референдума по вопросу заключения Ахенского договора.

ФРГ и Франция подписали контракт на создание истребителя шестого поколения

НАТО начала разработку самолета сразу шестого поколения. Контракт на проведение опытно-конструкторских работ по созданию самолета будущего подписали министры обороны Франции и Германии Флоранс Парли и Урсула фон дер Ляйен, сообщает портал Defense News.

Как ранее сообщалось, работы над новым проектом Future Combat Air System (FCAS) начнут европейский концерн Airbus и французский Dassault Aviation. На первом этапе, который займет несколько лет, будет определен облик будущего самолета, обсуждение требований и формирование общих черт перспективной машины. Проектирование начнется не ранее 2025 года. Первый опытный экземпляр планируется получить в середине тридцатых годов, а в серию авиационный комплекс шестого поколения должен пойти к 2040 году. Самолеты проекта FCAS должны будут заменить устаревшие французские истребители четвертого поколения «Рафаль» и немецкие «Еврофайтер Тайфун».

Руководить программой по созданию перспективной авиационной боевой системы Future Combat Air System (FCAS), основой которой станет новый боевой самолет Next Generation Weapon System (NGWS), будет Франция. По заявлению сторон, FCAS станет многоцелевой боевой воздушной системой с использованием искусственного интеллекта, включающую в себя элементы как пилотируемой, так и беспилотной техники, использующей, в том числе, и лазерное оружие.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Версальский мирный договор 1919 года, 28 июня

ВЕРСАЛЬСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1919 года — договор, официально завершивший первую мировую войну 1914-1918 годов. Подписан в Версале (Франция) 28 июня 1919 потерпевшей поражение в войне Германией, с одной стороны, и одержавшими победу в войне «союзными и объединившимися державами» — с другой: США, Британской империей, Францией, Италией, Японией, Бельгией, Боливией, Бразилией, Кубой, Экуадором, Грецией, Гватемалой, Гаити, Хиджазом, Гондурасом, Либерией, Никарагуа, Панамой, Перу, Польшей, Португалией, Румынией, Сербо-Хорвато-Словенским государством, Сиамом, Чехословакией и Уругваем. Договор был подписан от имени США В. Вильсоном, Р. Лансингом, г. Уайтом и др., от Британской империи — Ллойд Джорджем, Э. Б. Лоу, А. Дж. Бальфуром и другими, от Франции — Ж. Клемансо, С. Пишоном, А. Тардьё, Ж. Камбоном и другими, от Италии — С. Соннино, Дж. Империали, С. Креспи, от Японии — Сайондзи, Макино, Синда, Мацуи и другими, от Германии — г. Мюллером, доктором Беллем. Версальский мирный договор имел целью закрепление передела капиталистического мира в пользу держав-победительниц в ущерб Германии. Версальский мирный договор в значительной мере был направлен и против первого в мире Советского государства, а также против усилившегося под влиянием тягот войны и Великой Октябрьской социалистической революции международного революционного движения рабочего класса. Версальский мирный договор, указывал В. И. Ленин, есть «. договор хищников и разбойников», «это неслыханный, грабительский мир, который десятки миллионов людей, и в том числе самых цивилизованных, ставит в положение рабов» (Соч., т. 31, с. 301).

Из подписавших Версальский мирный договор государств США, Хиджаз и Экуадор отказались его ратифицировать. Американский Сенат под влиянием изоляционистов отказался от ратификации Версальского мирного договора из-за нежелания США связывать себя участием в Лиге наций (где преобладало влияние Англии и Франции), устав которой был неразрывной частью Версальского мирного договора. Взамен Версальскому мирному договору США заключили с Германией в августе 1921 года особый договор, почти идентичный Версальскому мирному договору, но не содержавший статей о Лиге наций. В связи с тем, что Версальский мирный договор содержал постановления о передаче Японии китайской провинции Шаньдун, Китай отказался от подписания Версальского мирного договора.

Версальский мирный договор вступил в силу 10 января 1920 года, после ратификации его Германией и четырьмя главными союзными державами — Англией, Францией, Италией и Японией. Заключению Версальского мирного договора предшествовали длительные секретные переговоры, ставшие особенно интенсивными после заключения Компьенского перемирия 1918 года между Германией и главными союзными державами. Условия договора были выработаны на Парижской мирной конференции 1919-1920 годов.

Версальский мирный договор состоял из 440 статей и одного протокола. Он делился на 15 частей, которые, в свою очередь, были разделены на отделы. Часть 1-я (ст. 1-26) излагала устав Лиги наций. Части 2-я (ст. 27-30) и 3-я (ст. 31-117) были посвящены описанию и начертанию границ Германии с Бельгией, Люксембургом, Францией, Швейцарией, Австрией, Чехословакией, Польшей и Данией, а также касались политического устройства Европы. В соответствии с этими статьями Версальского мирного договора Германия передавала Бельгии округа Мальмеди и Эйпен, а также так называемую нейтральную и прусскую части Морене, Польше — Познань, части Померании (Поморья) и Западной Пруссии, возвращала Франции Эльзас-Лотарингию (в границах, существовавших до начала франко-прусской войны 1870-1871 годов), признавала Люксембург вышедшим из Германского таможенного объединения; г. Данциг (Гданьск) был объявлен вольным городом, г. Мемель (Клайпеда) передан в ведение держав-победительниц (в феврале 1923 года присоединен к Литве); к Чехословакии отошла от Германии небольшая часть Силезии. Исконные польские земли — на правом берегу Одера, Нижняя Силезия, большая часть Верхней Силезии и др. — остались у Германии. Вопрос о гос. принадлежности Шлезвига, отторгнутого от Дании в 1864 году (см. Датская война 1864), южной части Восточной Пруссии и Верхней Силезии должен был быть решен плебисцитом (в результате часть Шлезвига перешла в 1920 году к Дании, часть Верхней Силезии в 1921 году — к Польше, южная часть Восточной Пруссии осталась у Германии). На основе ст. 45 «в качестве компенсации за разрушение угольных копий на севере Франции» Германия передавала Франции «в полную и неограниченную собственность. угольные копи, расположенные в Саарском бассейне», который переходил на 15 лет под управление специальной комиссии Лиги наций. По истечении этого срока плебисцит населения Саара должен был решить дальнейшую судьбу этого района (в 1935 году отошел к Германии). Статьями 80-93, касающимися Австрии, Чехословакии и Польши, германское правительство признавало и обязывалось строго соблюдать независимость указанных государств. Вся германская часть левобережья Рейна и полоса правого берега шириной в 50 км подлежали демилитаризации. Согласно ст. 116, Германия признавала «независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи к 1. VIII. 1914», а равно и отмену как Брестского мира 1918 года, так и всех других договоров, заключенных ею с Советским правительством. Ст. 117 раскрывала планы авторов Версальского мирного договора, рассчитанные на разгром Советской власти и расчленение территории бывшей Российской империи, и обязывала Германию признать все договоры и соглашения, которые союзные и объединившиеся державы заключат с государствами, «которые образовались и образуются на территории бывшей Российской империи». Эта статья имела особую антисоветскую направленность.

Читайте так же:  Экспертиза швейных и трикотажных изделий. Независимая экспертиза качества одежды москва

Часть 4-я Версальского мирного договора (ст. 118-158), касавшаяся германских прав и интересов вне Германии, лишала ее всех колоний, которые позднее были поделены между главными державами-победительницами на основе системы мандатов Лиги наций: Англия и Франция разделили между собой на части Того и Камерун (Африка); Япония получила мандат на принадлежавшие Германии острова Тихого океана к Северу от экватора. Кроме того, к Японии переходили все права Германии в отношении Цзяочжоу и всей Шаньдунской пров. Китая; таким образом, договор предусматривал ограбление Китая в пользу империалистической Японии. Район Руанда-Урунди (Африка) переходил к Бельгии в качестве подмандатной территории, Юго-Западная Африка стала подмандатной территорией Южно-Африканского Союза, принадлежавшая Германии часть Новой Гвинеи была передана Австралийскому Союзу, Самоа — Новой Зеландии, «Треугольник Кионга» (Юго-Восточная Африка) был передан Португалии. Германия отказалась от преимуществ в Либерии, Сиаме, Китае, признавала протекторат Англии над Египтом и Франции над Марокко.

Части 5-8-я Версальского мирного договора (ст. 159-247) были посвящены вопросам, связанным с ограничением численности германских вооруженных сил, наказанием военных преступников и положением германских военнопленных, а также репарациям. Германская армия не должна была превышать 100 тысяч человек и предназначалась, по планам авторов Версальского мирного договора, исключительно для борьбы против революционного движения внутри страны, обязательная военная служба отменялась, основная часть сохранившегося военно-морского флота Германии подлежала передаче победителям. Германия обязывалась возместить союзникам убытки, понесенные правительствами и отдельными гражданами стран Антанты в результате военных действий.

Части 9-10-я (ст. 248-312) касались финансово-экономических вопросов и предусматривали обязательство Германии передать союзникам золото и другие ценности, полученные ею в ходе войны от Турции, Австро-Венгрии (в качестве обеспечения займов), а равно от России (по Брестскому миру 1918 года) и Румынии (по Бухарестскому мирному договору 1918 года). Германия должна была аннулировать все договоры и соглашения экономического характера, которые она заключила с Австро-Венгрией, Болгарией, Турцией, а также с Румынией и Россией.

Части 11-12-я (ст. 313-386) регулировали вопросы воздухоплавания над германской территорией и порядок использования союзниками германских портов, железнодорожных и водных путей.

Часть 13-я В. м. д. (ст. 387-427) была посвящена созданию Международного бюро труда.

Заключительные 14-15-я части Версальского мирного договора (ст. 428-440) устанавливали гарантии выполнения договора со стороны Германии и обязывали последнюю «признать полную силу мирных договоров и дополнительных конвенций, которые будут заключены союзными и объединившимися державами с державами, сражавшимися на стороне Германии».

Версальский мирный договор, продиктованный Германии державами-победительницами, отражал глубокие, непреодолимые империалистические противоречия, которые не только не ослабли, а, наоборот, еще более обострились после окончания 1-й мировой войны. Стремясь разрешить эти противоречия за счет Советского государства, державы-победительницы сохранили в Германии господство реакционных империалистических групп, призванных стать ударной силой в борьбе против молодой социалистической страны и революционного движения в Европе. В этой связи нарушение Германией военных и репарационных статей Версальского мирного договора фактически попустительствовалось правительствами стран-победительниц. Преследуя цель восстановления военно-промышленного потенциала Германии (см. Дауэса план, Юнга план), США, Англия и Франция неоднократно пересматривали размер и условия репарационных платежей. Этот пересмотр завершился тем, что с 1931 года Германия в соответствии с предоставленным правительством США мораторием вообще прекратила платежи репараций. СССР был противником Версальского мирного договора, неизменно разоблачал его империалистический, грабительский характер, но в то же время решительно выступал против проводившейся гитлеровцами под видом борьбы с Версальским мирным договором политики развязывания второй мировой войны, 1939-1945 годов. В марте 1935 года гитлеровская Германия, введя всеобщую воинскую повинность, односторонним актом нарушила военные статьи Версальского мирного договора, а англо-германское морское соглашение от 18 июня 1935 года явилось уже двусторонним нарушением Версальского мирного договора. Захват Германией Австрии (1938), Чехословакии (1938-1939) и ее нападение на Польшу (1 сентября 1939 года) означали окончательную ликвидацию Версальского мирного договора.

Вопросам, связанным с подготовкой Версальского мирного договора, оценкой его характера и значения в послеверсальском устройстве Европы и новой расстановки сил в мире, посвящена обширная литература различных политических направлений. При этом главной тенденцией буржуазной историографии в оценке Версальского мирного договора является стремление скрыть хищнический, империалистический характер этого договора, попытка оправдать позицию, занятую делегацией «своей» страны в период разработки и подписания Версальского мирного договора. Особенно отчетливо эта тенденция проявляется в таких книгах англ. авторов, как «Правда о мирных договорах» Ллойд Джорджа (D. Lloyd George, The truth about the peace treaties, v. 1-2, 1938, рус. пер., т. 1-2, 1957), «Как делался мир в 1919 г.» г. Николсона (Н. Nicolson, Peacemaking 1919, 1933, рус. пер. 1945), «Великобритания, Франция и германская проблема в 1918-1939 гг.» У. М. Джордана (W. M. Jordan, Great Britain, France and the German problem 1918-1939, L.-N. Y., 1943, рус. пер. 1945), в работах Дж. М. Кейнса (J. M. Keynes, The economic consequences of the peace, 1920, рус. пер.: «Экономические последствия Версальского мирного договора», 1924), г. У. Темперлея (H. W. Temperley, A history of the Peace conference of Paris, v. 1-6, 1920-24) и др. Несмотря на откровенную апологию британского империализма, указанные книги могут служить историческими источниками благодаря огромному фактическому и документальному материалу, который в них приводится.

Характерной чертой американской историографии, относящейся к Версальскому мирному договору, является попытка оправдать внешнюю политику правительства В. Вильсона, идеализировать его «Четырнадцать пунктов», положенные в основу «миротворческой» деятельности главы амер. делегации на Парижской мирной конференции 1919-1920 годов, убедить читателей, будто американская дипломатия при разработке Версальского мирного договора и договоров с союзными с кайзеровской Германией государствами руководствовалась принципами «справедливости» и «самоопределения народов» (Е. М. House, The intimate papers of colonel House, v. 1-4, 1926-28, рус. пер.: Э. Хауз, Архив полковника Хауза, т. 1-4. Конец войны. Июнь 1918 — ноябрь 1919, 1944; R. S. Baker, Woodrow Wilson and world settlement, v. 1-3, 1923-27, рус. пер.: С. Бейкер, Вудро Вильсон. Мировая война. Версальский мир, 1923; Н. С. F. Bell, Woodrow Wilson and the people (1945); D. Perkins, America and two wars (1944); Ch. Seymour, American diplomacy during the World war (1934); Th. Bailey, Woodrow Wilson and the lost peace (1945) и др.). Однако американская историография бессильна опровергнуть оценку политики Вильсона, данную В. И. Лениным, который отмечал, что «идеализированная демократическая республика Вильсона оказалась на деле формой самого бешеного империализма, самого бесстыдного угнетения и удушения слабых и малых народов» (Соч., т. 28, с. 169).

Обширный документальный и фактический материал о Версальском мирном договоре содержится в книге французского государственного деятеля А. Тардьё «Мир» (A. Tardieu, La paix, 1921, рус. пер. 1943). Будучи участником Парижской конференции и являясь на ней ближайшим помощником Ж. Клемансо, Тардьё внимательно следил за ходом обсуждения германских и других проблем. Это позволило ему подробно осветить в своей книге борьбу вокруг территориальных, репарационных и прочих постановлений Версальского мирного договора. Вместе с тем в своем труде Тардьё выступает защитником французского империализма, его внешней политики в германском вопросе.

Определенный интерес для изучающих историю Версальского мирного договора представляют книги бывшего итальянского премьера Ф. Нитти (F. Nitti, La decadenza dell’Europa, 1921, рус. пер.: «Европа над бездной», 1923) и генерального секретаря итальянской делегации на Парижской конференции Л. Альдрованди-Марескотти (L. Aldrovandi-Marescotti, Guerra diplomatica. 1937, рус. пер.: Дипломатическая война. 1944). На работах этих авторов отразился тот факт, что Великобритания, Франция и США «обделили» Италию при решении территориаьных проблем на конференции. Отсюда та резкая критика, которой они подвергли решения этой конференции.

Научно обоснованную оценку Версальского мирного договора дала советская историография. Опираясь на характеристику Версальского мирного договора, данную В. И. Лениным, на обширный документальный материал, анализируя внешнеполитич. курсы гос-в — главных инициаторов и руководителей Парижской мирной конференции 1919-1920 годов — Великобритании, Франции и США, советские историки (Б. Е. Штейн («Русский вопрос» на Парижской мирной конференции (1919-20 гг.), 1949, И. И. Минц, А. М. Панкратова, В. М. Хвостов (авторы глав «Истории дипломатии», т. 2-3, М., 1945) и др.) убедительно показали империалистическую сущность Версальского мирного договора, его непрочность и пагубные последствия для народов всего мира.

Б. Е. Штейн, E. Ю. Богуш. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 3. ВАШИНГТОН — ВЯЧКО. 1963.

Версальский мирный договор, пер. с франц., M., 1925; Traite de Versailles 1919, Nancy — R.-Stras., 1919.

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *