Кассационное определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 25 июля 2011 г. Адвоката вяткина

Кассационное определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 25 июля 2011 г. N 22-5520 (ключевые темы: руководитель следственного органа — адвокат — дата и время — надлежащее извещение — следователь)

Кассационное определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 25 июля 2011 г. N 22-5520

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Маркова С.М.,

судей Сергеевой О.В., Колотовой С.Ф.,

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Вяткиной Е.С. на постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 18 февраля 2011 г., которым жалоба адвоката Павлова В.Н., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ — оставлена без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Сергеевой О.В., объяснения адвоката Вяткиной Е.С. по доводам кассационной жалобы, мнение прокурора Хохловой А.А., полагавшей постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

Адвокат Павлов в интересах доверителя Волкова обратился в Пресненский районный суд г. Москвы с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным решения и.о. руководителя Следственного отдела по Пресненскому району СУ СК при прокуратуре по г. Москве Сенатова Р.Г., связи с не рассмотрением в порядке ст. 144, 145 УПК РФ заявлений Волкова о совершении преступлений.

Постановлением от 18 февраля 2011 г. жалоба Павлова оставлена без удовлетворения.

В кассационной жалобе адвокат Вяткина Е.С. считает постановление суда незаконным и необоснованным, просит его отменить и материал направить на новое судебное разбирательство, поскольку выводы суда об отсутствии в заявлениях Волкова достаточных оснований указывающих на признаки преступления неубедительны и необоснованны.

Полагает, что мнение должностного лица о том, что в заявлениях Волкова не указаны признаки совершенного Л., Ц., Ц., Р., Г. и Сев. преступления, является ошибочным.

Указывает, что ответ Сенатова свидетельствует о нарушении конституционных прав Волкова и ограничивает доступ к правосудию, так как следственными органами проверка по его заявлениям проведена не была, надлежащего процессуального решения вынесено не было, тем самым, заявления о преступлении руководителем Следственного органа, не было рассмотрено по существу.

Также, по ее мнению, судом нарушены и не правильно применены нормы уголовного и уголовно-процессуального закона, а также не приняты во внимание постановления Конституционного суда РФ.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает постановление суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 125 УПК РФ, законность и обоснованность действий (бездействие) и решений перечисленных в указанной статье должностных лиц подлежит проверке судом с участием лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием), а также прокурора, следователя, руководителя следственного органа.

Данные требования закона судом выполнены не в полной мере.

В силу положений вышеназванного закона судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя, его защитника, представителя (законного представителя), прокурора, руководителя следственного органа, следователя, осуществляющего расследование по делу, по которому принесена жалоба.

Как видно из текста жалобы, адвокат Павлов представлял интересы заявителя Волкова.

При этом в материалах дела отсутствуют данные о том, что Волков как заинтересованное лицо был извещен о дате и месте рассмотрения жалобы о несогласии с принятым решением руководителя следственного органа по его обращению о возбуждении уголовного дела, в связи с чем Волков был лишен возможности принимать участие в рассмотрении жалобы либо сообщить о рассмотрении жалобы в его отсутствие.

Кроме этого, из представленных материалов следует, что интересы Волкова представляла адвокат Вяткина, которой судом была выдана судебная повестка на 18 февраля 2011 г. Однако судебное заседание проведено в ее отсутствие.

Судебная коллегия считает, что допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона могли повлиять на законность и обоснованность вынесенного судебного решения.

При таких обстоятельствах постановление суда подлежит отмене, а материал направлению на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении жалобы адвоката Павлова суду необходимо устранить отмеченные недостатки, принять меры к надлежащему извещению участников процесса и принять решение в соответствии с законом.

В связи с отменой постановления по изложенным выше основаниям судебная коллегия не рассматривает по существу доводы кассационной жалобы заявителя, которые могут быть исследованы и оценены при новом рассмотрении жалобы в суде первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда определила:

постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 18 февраля 2011 г. по жалобе адвоката Павлова В.Н., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ — отменить.

Материалы жалобы направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

Вынос тела (адвоката) – вреден для дела (правосудия)

Роль адвоката-защитника в отправлении правосудия первостепенна. Прописные истины о правах на защиту, получении квалифицированной юридической помощи, состязательности сторон известны еще со студенческой скамьи каждому практикующему представителю судебной власти как «Отче наш».

В соответствии с требованиями ст. 243 УПК РФ председательствующий в процессе судья руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные Кодексом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон. Согласно букве закона судья – независимый наблюдатель в поединке между обвинителем и защитником, беспристрастный арбитр в споре сторон.

Однако всегда ли так происходит на практике? Часто мы, профессиональные защитники, сталкиваемся с обратным: некоторые судьи, незаконно используя свои распорядительные полномочия, прямо нарушают закон. Такие представители судебной ветви власти, возомнившие себя не только вершителями судеб, но и безнаказанными «царьками», допускают произвол, хамство в адрес адвокатов и натуральное, не побоюсь сказать, «самодурство». И это отбрасывает тень на порядочных, квалифицированных служителей правосудия, которых достаточно много в судебной системе.

Каждый из нас может вспомнить массу примеров из собственной практики, свидетельствующих не только об обвинительном поведении судей в процессе, но и об игнорировании ими прав стороны защиты, требований законов, норм морали и общечеловеческой этики.

Как мне видится, относительная законность при оправлении правосудия в современной России, существовавшая на заре судебной реформы в 90-х – начале 2000-х гг., закончилась более десяти лет назад, после ряда всем известных резонансных судебных процессов над «олигархами», в которых интерес представителей государственной власти был налицо.

До идеалов правосудия, существовавших после Судебной реформы 1864 г., наша судебная власть так и не дошла, а напротив – сначала медленно отошла от них в «нулевые» года, а в последнее время буквально побежала семимильными шагами в обратном направлении.

Печально, но факт: судьи-«криминалисты» не только в Москве, но и в регионах страны стали не «бояться» нарушать закон при рассмотрении дел, перестали обращать внимание на процессуальные позиции и возражения защитников, к которым стали относиться с пренебрежением как к некой «помехе» для постановления обвинительного приговора.

Суд стал ближе к предварительному следствию, «перлы» которого принимаются без проверки. Попустительская позиция вышестоящих судов, прокуратуры (авторитет которой среди судей также упал. – Прим. И.Б.), к сожалению, этому только способствует.

Увы, и сами российские адвокаты стали несколько пасовать в судебных процессах по уголовным делам, опасаясь не только за себя лично, но и за судьбу своих подзащитных, для которых их активность может обернуться утяжелением наказания. Практически все адвокаты так или иначе вынуждены участвовать в спектаклях, с заранее известной печальной для подсудимого концовкой.

Мизерная статистика оправдательных приговоров, масса жалоб со стороны судей на «бойких» защитников в Минюст и адвокатские палаты, ставшие достоянием общественности случаи из судебной практики лишь подтверждают указанные умозаключения.

Адвокатское сообщество постоянно сталкивается с несвойственным противодействием со стороны судейского корпуса. Судьи готовы на все лишь бы лишить неугодного адвоката возможности надлежащим образом защищать своего подзащитного. В такой «войне», по мнению некоторых представителей судейства, все средства хороши.

В интернете можно посмотреть видеозапись, на которой видно, как петербургского адвоката Дениса Вяткина вынесли на руках из зала судебного заседания с применением силы с помощью вызванных председательствующим в процессе судьей районного суда Новгородской области Александром Шуром и буквально по его команде.

Выдворив адвоката из зала суда таким образом, «судья» как ни в чем не бывало продолжил процесс, интересуясь у подсудимого, где его защитник и каковы причины его отсутствия. Творчество Салтыкова-Щедрина отдыхает, по сравнению с этим казусом современной российской действительности.

Показательна реакция на этот вопиющий случай со стороны АП Санкт-Петербурга. Первоначально на адвоката было возбуждено дисциплинарное производство по частному постановлению судьи.

14 мая 2015 г. состоялось заседание Квалификационной комиссии АП СПб, на котором комиссия, просмотрев предложенную адвокатом видеозапись, констатировала, что в ходе судебного заседания 10 декабря 2014 г. в отношении адвоката Д.А. Вяткина были допущены грубые нарушения законодательства.

Как отмечено на сайте палаты: «В соответствии с п. 2 ст. 258 УПК РФ при неподчинении защитника распоряжениям председательствующего слушание уголовного дела по определению или постановлению суда может быть отложено. Одновременно суд сообщает об этом в адвокатскую палату. Таким образом, в законе идет речь об отложении слушания, а не об удалении адвоката из зала суда. Поэтому отраженное в протоколе судебного заседания и зафиксированное в видеозаписи распоряжение председательствующего судебному приставу об удалении адвоката Вяткина Д.А. само по себе, а тем более осуществленное с применением насилия в отношении адвоката, является, по мнению Комиссии, грубейшим нарушением процессуального законодательства. ».

Совет Адвокатской палаты Санкт-Петербурга единогласно проголосовал за прекращение дисциплинарного производства в отношении адвоката Д.А. Вяткина вследствие отсутствия в его действиях нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката. Такое решение палаты заслуживает похвалы.

Буквально недавно достоянием адвокатской общественности стала история «освобождения» из судебного процесса в Северо-Кавказском окружном военном суде адвоката Анны Ставицкой, активно защищавшей интересы своего подзащитного.

Председательствующий судья Волков удалил защитника из процесса за то, что, по его мнению, адвокат неоднократно нарушила регламент и порядок в судебном заседании и не подчинялась его распоряжениям. При этом в «вину» адвокату «инкриминировано», что она высказала свои сомнения в допустимости доказательств, представленных стороной обвинения в присутствии присяжных заседателей.

Постановление, вынесенное судьей, изобилует такими псевдоюридическими умозаключениями, как: «продолжала ставить под сомнение допустимость исследуемого доказательства», «давала оценку доказательствам, выражала свое мнение относительно допустимости и достоверности показаний потерпевшего» (но адвокат и не должен принимать на веру все доказательства обвинения. – Прим. И.Б.), «задавала наводящие вопросы, а также путем постановки вопросов потерпевшему пыталась оценить показания последнего» (. ), «создавала предубежденность у присяжных заседателей к исследуемому доказательству, дискредитируя его».

То есть, по мнению судейского работника, адвокат виновата в том, что защищала, как и положено это делать в соответствии с требованиями УПК РФ, нормами Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», как предписано действовать КПЭА.

Что ж, грош цена приговору, который будет вынесен по этому делу, не говоря уже о председательствующем в процессе судье.

Видимо, подобные «судьи» берут в пример опыт украинского правосудия, где известен подобный случай удаления от защиты в Киевском суде подсудимой Юлии Тимошенко (бывший премьер-министр Украины. – Прим. И.Б.) ее защитника – адвоката Власенко; либо – опыт иракского правосудия. Там таким же образом был удален из зала суда один из адвокатов Саддама Хусейна. Хороши образцы для подражания?

Не так давно сам лично столкнулся с подобным отношением к «московскому» защитнику со стороны судьи Кировского районного суда города Саратова Валентины Комиссаровой, председательствующей на процессе по делу моего подзащитного Александра Суркова, обвиненного в получении взятки. Начав с многочисленных замечаний в мой адрес по надуманным поводам, судья завершила свою «атаку» на неугодного, мешающего «вершить правосудие» защитника вынесением в отношении него двух частных постановлений, направленных ею в адрес Минюста России и АПМО.

Отрадно, но в этом в случае на мою сторону стала не только родная палата Московской области, но и вышестоящий суд. Апелляционными определениями Саратовского областного суда по моим жалобам два частных «перла» Комиссаровой были отменены как не основанные на законе. О нарушении со стороны судьи Комиссаровой требований закона и прав адвоката письмом АПМО был проинформирован председатель областного суда.

Учитывая, что это было уже не первое судебное решение Комиссаровой, отмененное по данному уголовному делу, указанные и другие вопиющие обстоятельства судебного разбирательства явились основаниями для заявления отводов председательствующему судье и жалоб в квалификационную коллегию судей.

Жесткий незаконный приговор, назначенный больному подзащитному, в настоящее время обжалуется в ВС РФ и Европейском Суде, в том числе по указанным основаниям (свидетельствующим, по нашему мнению, о незаконности состава суда. – Прим. И.Б.). Надеюсь, что указанный случай будет своевременно принят во внимание высшей судебной инстанцией и послужит надлежащим уроком, как не надо относиться к обязанностям судьи и правам сторон в уголовном процессе.

При внимательном рассмотрении этих вопиющих случаев судебного произвола возникает стойкое ощущение, что некоторые судьи не против превратить уголовный процесс в моноспектакль с заранее распределенными ролями, заведомо известным концом и ролью адвоката как «молчаливого кивателя» или прямого союзника обвинителя. К сожалению, некоторые наши коллеги готовы играть по правилам такого «спектакля», чем вредят не только своим подзащитным, но и всей российской адвокатуре.

Фактически происходит то, что ряд представителей судебного корпуса, видимо, «не ведая того, что творит», тем самым нивелируют основополагающие принципы уголовного судопроизводства и снижает своими действиями доверие к судебной системе, которое и так у российских граждан невелико.

По моему «саратовскому делу» весь ход рассмотрения дела Суркова происходил в присутствии многочисленных представителей местных СМИ, которые фиксировали каждое действие сторон, председательствующего судьи и в режиме реального времени публиковали в региональных СМИ.

Читайте так же:  Беспроцентный заём от учредителя: оформление и налоговые последствия. Договор безвозмездного займа для ооо

Но даже такое внимание «пятой власти» не остановило судью от действий, далеких не только от принципов правосудия, но и от общечеловеческих норм. Травмированному Александру Суркову было отказано в получении необходимой медицинской помощи, ограничено его общение в условиях домашнего ареста с защитниками, которые, по личному мнению судьи, должны были встречаться с подзащитным только в присутствии представителей УФСИН. Текущее судебное заседание по настоянию «вершителя правосудия» было проведено в лечебной палате областной больницы (!), где Александра готовили к операции по замене травмированного сустава ноги (по заключению независимой комиссии экспертов операция потребовалась после игнорирования судьей жалоб Суркова и фактического принуждения его к участию в многочасовых заседаниях, связанных с перемещениями и подъемами на третий этаж здания суда. – Прим. И.Б.).

Дошло до того, что по распоряжению председательствующей, для подзащитного в зал суда была доставлена кровать (!), на которую ему систематически, несмотря на возражения, предлагалось прилечь во время судебных заседаний.

Когда судья каким-то чудом удовлетворила мое ходатайство о выдаче повестки для допроса в качестве свидетеля губернатора региона, вечером того же дня на сайте суда экстренно появилось разъяснение «пресс-службы», что повестка мной якобы была получена путем введения суда в заблуждение, а явка губернатора не обязательна. Мои письменные опровержения не только не были размещены на сайте, но даже не приобщены к делу. В результате важный свидетель, который воспользовался таким советом суда, допрошен не был, что облегчило осуждение невиновного.

Вот такое у нас «правосудие», которое кто-то из саратовских представителей СМИ метко окрестил «комиссаровским правосудием».

При этом в комментариях в СМИ к заметкам по этому делу общественность возмущалась именно тем, как судья демонстративно игнорировала доводы защиты и «не по-судейски» вела процесс. Негативные высказывания простых граждан вызывало именно попрание федеральным судьей Комиссаровой прав Суркова и его защитников, и общественность были в большинстве на стороне подсудимого, несмотря на его высокий властный пост и обвинение во взяточничестве.

Указанные три показательных случая – лишь малая толика того, что ежедневно происходит в наших судах. Молчать, потакать такому беззаконному не правосудию, а «кривовосудию» по-«комиссаровски», «волковски», «шуровски» уже многим моим коллегам надоело.

Среди адвокатского сообщества, растут протестные настроения подобному, царящему в наших судах «порядку отправления правосудия». Рано или поздно это приведет к более активным действиям: бойкотированию адвокатами участия в некоторых судебных процессах, обращениям к Президенту РФ, в СК РФ, в СМИ, социальные сети вплоть до демонстративного ухода из профессии. И вряд ли участниками этих действий будут худшие представители нашей корпорации.

В конечном итоге – все это скажется на интересах правосудия, государства и его граждан.

Возникает хрестоматийный вопрос: что делать? Ответ прост. Быть профессионалом до конца, не пасовать, не молчать, делать каждый случай нарушения наших прав достоянием общественности, вышестоящего суда, прокуратуры, Следственного комитета, уполномоченного по правам человека, региональных адвокатских палат, ФПА РФ. Руководство нашей корпорации, уверен, от надлежащего реагирования в стороне не останется.

Вода камень точит. Только совместными усилиями мы сможем побороть «спрут вседозволенности», окутавший российское правосудие. Это не только наше право, но и обязанность как института гражданского общества.

В заключение приведу слова выдающегося присяжного поверенного, общественного деятеля прошлой эпохи Фёдора Плевако: «Суд не война. Процесс принимает вид не истребления, а поединка между охраной закона и охраной личной чести. Допускаемые в бою мины и засады, вылазки и диверсии здесь не у места: здесь они нарушают чувство меры».

В этой связи полагаю, что руководству Верховного Суда РФ будет уместным поручить судебному департаменту изготовить таблички с этой мудрой фразой и обязать каждого судью повесить у себя в кабинете, заменив любимую у некоторых судей и размещаемую на видных местах цитату, произвольно выдернутую из сочинений бывшего помощника присяжного поверенного Владимира Ульянова (Ленина), о «ежовых рукавицах» для «часто паскудничающих» адвокатов.

Адвокат Вяткина Елена Сергеевна

Статус действующий, реестровый № 77/8444, № удостоверения 8779.

Гражданам

Ваш положительный или отрицательный отзыв может быть полезен другим людям, нуждающимся в качественной юридической помощи.

Найти адвоката, найти адрес адвоката или контактные данные.

Порядок привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности регламентируется разделом II Кодекса профессиональной этики адвоката

Адвокатам

Официальные партнеры:

Уважаемый посетитель!

Вся информация об Адвокатах города Москвы взята из открытых источников.

Если вы хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию , напишите нам письмо.

Страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником компании Аванта Групп и не оказывает консультаций на сайте.

Наш сайт предоставляет возможность поиска и просмотра информации о профессиональных юристах, которым присвоен статус адвоката.

С актуальными данными можно всегда ознакомится Информационном портале Министерства юстиции Российской Федерации — http://lawyers.minjust.ru/Lawyers

Если вы хотите задать вопрос, воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Не отказ, а приостановление участия как необходимый превентивный стандарт

О проекте стандарта адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве

В выстроенной шеренге проектов стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве мне очень нравится тот, который предусматривает важное право защитника приостановить оказание юридической помощи подзащитному
.
Согласно ч. 3 ст. 11 проекта: «Защитник вправе приостановить оказание юридической помощи подзащитному в том случае, если дознаватель, следователь или суд не примет решения по заявленному подзащитным отказу от помощи защитника в предусмотренном действующим законом порядке и в предусмотренные сроки».

Авторы проекта предусмотрели и более радикальный вариант – отказа защитника от участия в процессуальном действии.

Так, согласно ч. 2 ст. 13 проекта: « В том случае, когда лицо, проводящее следственное, процессуальное действие, или председательствующий в судебном заседании грубо нарушает закон и иным образом существенно нарушает действующее законодательство и при этом степень подобного нарушения, по убеждению защитника, подрывает базовые принципы и назначение уголовного судопроизводства, делая невозможным разумное, добросовестное и квалифицированное выполнение обязанностей защитника по защите прав и интересов подзащитного, защитник вправе отказаться от участия в следственном или ином процессуальном действии и (или) покинуть место его проведения, а равно отказаться от участия в судебном заседании».

В связи с этим возникла необходимость обсудить эти смелые нововведения с точки зрения их основательности и практических перспектив.

Следует отметить, что советское, да и постсоветское нормотворчество таких правомочий адвокату не предоставляло.

Вряд ли за последние сто лет существования адвокатуры в России кто-то мог даже помышлять о возможности такого процессуального демарша со стороны адвоката, который в таком случае мог столкнуться с несовместимыми с пребыванием в профессии обвинениями в отказе от принятой на себя защиты.

Почему такие идеи возникли именно сейчас?

Древнегреческий философ Гераклит примерно 2500 лет назад предостерегал нас от неизменности и постоянства подходов, говоря, что все движется и ничего не стоит на месте.

К сожалению, именно в последние годы мы столкнулись с беспрецедентным и ранее никогда не встречавшимся уровнем обвинительного уклона в правоохранительных органах и судах. Не хочется в очередной раз приводить грустную статистику, она всем хорошо известна.

Нередко, находясь в отечественном суде, выступая в прениях либо заявляя обоснованные ходатайства, оказываешься в положении постоянного представителя России при ООН Виталия Чуркина, который в Совете Безопасности что-то пытается говорить, приводить какие-то убедительные аргументы, а его изначально никто не хочет слушать, за исключением разве что представителей Сирии и Венесуэлы.

Между тем положение российских адвокатов в уголовном судопроизводстве хуже, чем положение Виталия Чуркина в ООН, поскольку последний обладает правом вето и успешно им пользуется, а адвокаты такого права не имеют.

Изнемогая от обвинительного уклона и неся все тяготы и лишения от нарушений своих процессуальных и профессиональных прав, наши коллеги в разных концах страны отметились как гневными заявлениями адвокатских палат в адрес руководителей суда, так и временными забастовками с целью привлечь внимание к своим проблемам. Ничего подобного в предыдущей адвокатской истории не было, поскольку не было таких претензий к работе судебной системы.

Президент РФ, выступая перед Федеральным Собранием в 2014 г., и сам признал, что в работе правоохранителей доминирует обвинительный уклон.

Именно в последние годы мы столкнулись с пренеприятнейшей проблемой так называемых адвокатов-дублеров, которая была искусственно создана следователями и судьями с целью разрушить священный союз подзащитного и выбранного им защитника.

Игнорируя волю обвиняемых и подсудимых, сотни, а может быть, тысячи выбранных адвокатов, от Калининграда до Камчатки, были удалены по надуманным причинам из процессов взамен наспех назначенных. Тем самым был нанесен ощутимый удар как по взаимоотношениям между адвокатами внутри сообщества, так и по репутации адвокатуры в обществе в целом.

Понимая масштаб возникших проблем, ФПА РФ 27 сентября 2013 г. была вынуждена принять решение о двойной защите, пытаясь остановить опасную тенденцию.

В советский, да и в реформаторский периоды России такой проблемы не было, поскольку право на защиту посредством выбранного защитника являлось незыблемым и никем не оспаривалось. Достаточно просмотреть позиции Верховных Судов РСФСР и СССР и оценить их трепетное отношение к этому важному процессуальному институту.

Чтобы легитимизировать новый порядок сначала Конституционный Суд РФ в ряде своих определений, а затем Пленум Верховного Суда РФ в п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» ввели в оборот новое понятие – злоупотребление правом на защиту.

Некоторые представители адвокатского сообщества интерпретировали это нововведение как лицензию на дальнейшее совершение волюнтаристских действий в отношении наиболее активных защитников.

Именно в условиях нового порядка, сложившегося в судах, стало возможным в буквальном смысле выбрасывание адвоката Вяткина из зала судебного заседания по постановлению судьи Чудовского районного суда Новгородской области Александра Щур 4 декабря 2014 г. только лишь за то, что наш коллега заявил судье отвод, а тот упорно не хотел его рассматривать.

Сама идея приостановки участия адвоката вовсе не нова. Следует вспомнить обоснованные позиции Квалификационной комиссии Адвокатской палаты г. Москвы, ранее неоднократно признававшей безупречными действиями адвокатов, которые покидали место производства процессуального действия или судебное заседание в ответ на то, что должностные лица отказывались рассматривать ходатайства, заявленные защитниками.

Таким образом, обвинительная система координат, в которой интересы стороны защиты не учтены и регулярно попираются, требует изменения ранее сложившихся подходов. Не понимать этого – значит оставаться жить в ином измерении.

Стандарт участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве должен быть максимально адаптирован к реальной действительности и способствовать выполнению адвокатами своей конституционной функции оказания профессиональной юридической помощи.

На мой взгляд, следует принципиально поддержать концептуальные идеи авторов Стандартов, но все же понизить степень их радикализации.

Так, в случаях назначения адвоката-дублера подзащитному, у которого имеется выбранный защитник и который настаивает именно на его участии, в Стандарте следует вести речь именно об отказе от участия в следственном или ином процессуальном действии, судебном заседании.

Во всех остальных описанных в ст. 13 проекта случаях необходимо принципиально отказаться от термина «отказа от участия» и использовать «приостановить участие» :
если дознаватель, следователь или суд не примет решения по заявленному подзащитным отказу от помощи защитника в предусмотренном действующим законом порядке и в предусмотренные сроки;
если лицо, проводящее следственное, процессуальное действие, или председательствующий в судебном заседании грубо нарушает закон и отказывает в рассмотрении заявления подозреваемого, обвиняемого об отказе от защитника, не принимает в предусмотренном действующим законом порядке и в предусмотренные сроки решения по заявленному подзащитным отказу от помощи защитника, препятствует возможности согласования позиции стороны защиты;
если лицо, проводящее следственное, процессуальное действие, или председательствующий в судебном заседании грубо нарушает закон и отказывает в рассмотрении заявления подозреваемого, обвиняемого об отказе от защитника, не принимает в предусмотренном действующим законом порядке и в предусмотренные сроки решения по заявленному подзащитным отказу от помощи защитника, препятствует возможности согласования позиции стороны защиты;

Именно такая позиция основана на следующем.

Во-первых, в соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, п. 3 и 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона № 63-ФЗ от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также п. 2 ч. 1 ст. 9 и ч. 2 ст. 13 КПЭА адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого.

При этом действующие нормативно-правовые акты не содержат никаких исключений из общего правила о запрете отказа адвоката от принятой защиты.

В связи с этим Стандарт не может противоречить Федеральным законам России и устанавливать иное правовое регулирование, предусматривающее возможность отказа от принятой защиты в исключительных случаях.

Понятие «приостановить участие» в данном контексте представляется удачным и не вступающим в конфликт с иными действующими нормами и означает, что адвокат вынужден временно уйти, но готов возобновить защиту.

Во-вторых, предлагаемая в Стандарте конструкция «отказа от участия» является недальновидной и вредоносной.

Допустим, адвокат в ответ на грубые нарушения уголовно-процессуального закона со стороны суда отказался от участия в судебном заседании и ушел, а затем незамедлительно сообщил об этом в совет адвокатской палаты, как это предписывает ч. 4 ст. 13.

И что же дальше? Адвокат ушел навсегда или все же вернется? А если вернется, то когда?
К сожалению, стандарт не раскрывает, каков процессуальный способ разрешения возникшего конфликта.

Следует четко понимать, что судья, столкнувшийся с отказом адвоката от участия в судебном заседании, обратит свой взор на положения ч. 7 ст. 49 УПК РФ и на следующее заседание примет меры к назначению нового защитника, а ушедшего адвоката в суд более не пустит, имея в виду: «Уходя, уходи».

Таким образом, наш коллега, громко хлопнув дверью, может обратно в эту дверь не войти, а предлагаемая ст. 13 проекта методика действий адвоката может стать неудачным наставлением для безвозвратного выхода адвоката из процесса. Мы обычно считаем возмутительным удаление адвоката из процесса судом, а здесь получится, что сам защитник удалил себя из процесса.

Вряд ли такая перспектива устроит адвокатское сообщество, да и наших доверителей, теряющих своих адвокатов и остающихся наедине с системой.

Читайте так же:  Материнский капитал в 2020 году. Размер материнский капитал в 2020 году в москве

В-третьих, отказ от участия в следственном или ином процессуальном действии, судебном заседании, скорее всего, будет не понят нашими подзащитными, которые ждут от своих защитников реальной правовой помощи, а не только демонстрации протестных действий.

В-четвертых, отказ адвокатов от участия в судебном заседании вызовет взрыв негодования в судейской среде и неизбежно приведет к усилению конфронтации между судьями и адвокатами.

Очевидно, что от такой напряженности в отношениях будут страдать в первую очередь наши подзащитные.

Судьи к таким контратакам, скорее всего, адаптируются, и мы столкнемся с новой волной адвокатов дублеров.

Таким образом, используемый в проекте термин «отказа от участия» является неправовым, контрпродуктивным и влекущим опасные для интересов сообщества последствия.

В связи с этим в ст. 11 нужно ограничиться термином «приостановить участие» и обязательно предусмотреть следующее :
– перед приостановлением своего участия в следственном или ином процессуальном действии, судебном заседании адвокат должен сделать соответствующее заявление, подчеркивая, что это не отказ от принятой на себя защиты, чтобы позиция адвоката была понятна как суду, так и его доверителю;
– приостановка участия должна предусматривать определенные временные сроки, например, сутки или несколько суток для того, чтобы следователь или судья имели возможность принять соответствующее решение по заявленному ходатайству либо для того, чтобы защитник мог сформулировать свое ходатайство, например, об отводе председательствующего или согласовать дальнейшие действия со своим подзащитным;
– предлагаемая в проекте форма поведения адвоката должна предусматривать процессуальный способ разрешения конфликта между судьей и адвокатом, иначе такие инициативы будут объявлены в судах как действия, дезорганизующие работу судебной системы.

В связи с этим адвокат, приостанавливая свое участие в судебном заседании, должен заявить, что готов явиться на следующее назначенное судебное заседание.

Такая позиция призвана успокоить суд, обычно озабоченный соблюдением разумных сроков рассмотрения уголовных дел.

Каково все же предназначение такого значимого процессуального права адвоката, как приостановление участия в следственном или ином процессуальном действии, судебном заседании?

На мой взгляд, это отвечающий современным реалиям превентивный адвокатский инструмент, используемый в исключительных случаях для принуждения следователя и судьи к законности и необходимости соблюдения конституционных прав. Такие экстраординарные процессуальные меры призваны вернуть должностных лиц в правовое поле.

Сегодня это как никогда ранее актуально.

Если суд объективен, уважает закон и соблюдает процессуальные права стороны защиты, то такой инструмент не понадобится.

В боевом снаряжении адвокатов в противостоянии с нарушающими закон судьями предусматривается наряду с возражением на действия председательствующего и отводом, право приостановить участие в судебном заседании.

На мой взгляд, адвокатское сообщество нуждается в таком вооружении, обоснованность и пропорциональность применения которого всегда смогут объективно проверить квалификационные комиссии.

Адвоката вяткина

Комментарии к публикациям, ответы на комментарии, новые публикации и все прочие события

Скрываются уведомления об ответах на комментарии и прочие частые уведомления

Показываются только уведомления о новых публикациях, днях рождения и прочие важные события

Отданные пользователем голоса за публикации, комментарии и т.д. других пользователей

КД: коэффициент доброжелательности (от 1 до -1) — показатель отношения пользователя к другим пользователям

О себе

Награды

  • Полезные ссылки.
  • Статистика стоимости услуг адвокатов и юристов в РФ
  • Наша группа в Facebook
  • Наш канал в Telegram
    • Проект
    • О проекте
    • Презентационный букл?ет Праворуба
    • Статистика проекта
    • Пользовательское соглашение
    • Меморандум
    • Наши партнеры
    • Политика обработки персональных данных
    • Развитие
    • Размещение рекламы
    • Наши ссылки и баннеры
    • Визитки адвоката для полиграфии
    • Благотворители
    • Поддержать развитие проекта
    • Помощь
    • Категории пользователей
    • Рейтинг и репутация
    • Как работать на портале
    • Тариф PRO
    • Обо всех замеченных ошибках при работе сайта просьба сообщать при помощи обратной связи

      «ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

      Международная Юридическая фирма

      основана в 2001 году

      «TRUNOV, AYVAR & PARTNERS»

      International Law Firm

      Est. in 2001

      +7(499)158-29-17

      +7(499)158-85-81

      +7(499)158-65-66

      Протокол судебного заседания от 27.06.2020

      Нижегородский районный суд г. Нижний Новгород

      Протокол судебного заседания от 27.06.2020 г.

      Судья Дякина М.В.

      СУДЬЯ: Судебное заседание объявляется продолженным. Сегодня в судебном заседании участвуют государственные обвинители Потапова, Трусова; подсудимые Маркелов, Кожанова, Долгушева; защитники адвокаты Вяткина, Проскурина, Казеев, Шарафутдинова, Владимиров, Овсянкин, Семенова, Кутуев. Нет государственного обвинителя Соколова, представителя потерпевшего Министерства финансов Республики Марий-Эл, защитника адвоката Макаровой. Указанные лица о времени и месте судебного заседания извещены. Решается вопрос о продолжении судебного заседания я отсутствии неявившихся лиц. Суд выясняет мнения сторон. Государственные обвинители?

      Прокурор ТРУСОВА: Не возражаю, Ваша Честь.

      Прокурор ПОТАПОВ: Аналогичное мнение.

      СУДЬЯ: Маркелов, ваша позиция?

      Подсудимый МАРКЕЛОВ: Не возражаю.

      Подсудимая КОЖАНОВА: Не возражаю.

      Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Возражений не имеется.

      Адвокат ВЯТКИНА: Не возражаю.

      Адвокат КАЗЕЕВ: Нет возражений, Ваша Честь.

      Адвокат ПРОСКУРИНА: Не возражаю.

      Адвокат ШАРАФУТДИНОВА: Не возражаю.

      Адвокат СЕМЕНОВА: Не возражаю.

      СУДЬЯ: Выслушав мнения сторон, суд на месте постановляет продолжить судебное заседание в отсутствии неявившихся лиц. Суд выясняет мнение участников процесса по ходатайству, которое было заявлено государственным обвинителем в предыдущем судебном заседании.

      Подсудимый МАРКЕЛОВ: Ваша Честь, я не помню, о чем было у государственного обвинителя ходатайство.

      СУДЬЯ: Об изменении порядка исследования, представления доказательств. Исследовать письменные доказательства между допросами свидетелей. Какие доказательства государственный обвинитель просит огласить, номера томов были им озвучена.

      Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я вообще считаю, что нужно тот порядок, который первоначально был заявлен государственным обвинителем — ему надо следовать. Мы готовились к тому порядку, который заявили. Постоянно будут менять свой порядок? (Нрзб. 0:03:25).

      СУДЬЯ: Согласны вы с ходатайством?

      Подсудимый МАРКЕЛОВ: Не согласен.

      СУДЬЯ: Кожанова, ваша позиция?

      Подсудимая КОЖАНОВА: На усмотрение суда.

      Подсудимая ДОЛГУШЕВА: На усмотрение суда.

      Адвокат ВЯТКИНА: Позицию доверителя поддерживаю.

      Адвокат КАЗЕЕВ: Ваша Честь, поддерживаю позицию доверителя. Кроме того, хотелось бы отметить, что прокурор при оглашении ходатайства заявил о том, что будет оглашать в части данный документ. Однако защита будет иметь возможность ссылаться на данный документ полностью. Я считаю, что данный вывод не основан на нормах законодательства. И в случае оглашения документа полностью, либо в части, необходимо фиксировать, оглашается документ полностью или в части. Против изменения возражаю.

      СУДЬЯ: Проскурина, ваша позиция?

      Адвокат ПРОСКУРИНА: Я поддерживаю позицию подзащитного.

      Адвокат ШАРАФУТДИНОВА: Позицию подзащитного поддерживаю.

      Адвокат ВЛАДИМИРОВ: Не возражаю.

      Адвокат ОВСЯНКИН: Не возражаю.

      Адвокат СЕМЕНОВА: Поддерживаю позицию подзащитного.

      Адвокат КУТУЕВ: Уважаемый Суд, полагаю, что в удовлетворении ходатайства, заявленного стороной государственного обвинения, следует отказать. Поскольку порядок исследования доказательств, который был ранее предложен стороной государственного обвинения, судом был утвержден. Порядок исследования доказательств предусмотрен соответствующей статьей Уголовно-процессуального кодекса ст. 274. Полагаю, что произвольное изменение без надлежащего основания утвержденного ранее судом порядка исследования доказательств является недопустимым. Кроме того, полагаю, что те обстоятельства, на которые ссылается государственный обвинитель при заявлении своего ходатайства нарушают основополагающий принцип уголовного судопроизводства, а именно принцип процессуального равенства сторон, который предусматривает, что стороны обвинения и защиты пользуются равными правами, в том числе на представление доказательств и участие в их исследовании, а также нарушают основополагающий принцип уголовного процесса, а именно непосредственность судебного разбирательства. В частности, указывает в ст. 240 Уголовно-процессуального кодекса, что в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Указание государственного обвинителя на то, что доказательства будут, скажем так, называться с указанием листов дела, и впоследствии стороны будут иметь право на него ссылаться как на исследованное целиком, я полагаю, является, по сути, профанацией уголовного процесса, поскольку те доказательства, которые были собраны органами следствия, фактически будут сокрыты как от суда, так и от участников процесса. Вэтой связи полагаю, что необходимо все доказательства, на которых государственное обвинение строит свою позицию, то есть на которых основывает обвинение подсудимых в совершении тех преступлений, которые предъявлены, стороне государственного обвинения подлежит представлять непосредственно и в полном объеме. Для того чтобы у сторон была возможность своевременно возражать на представление тех или иных доказательств, делать акцент на нарушения, которые были допущены при сборе, либо закреплении процессуальным способом тех или иных доказательств. Соответственно, для того чтобы не было необходимости впоследствии стороне защиты обращаться повторно к исследованным уже доказательствам, чтобы доказательство исследовалось в том порядке, в каком оно заявляется с возможностью для сторон заявлять соответствующие возражения, высказывать свое мнение.

      СУДЬЯ: Суд обращает внимание защитника адвоката Кутуева, что его позиция противоречит позиции его подзащитной Долгушевой, которая возражений против ходатайства государственного обвинителя не высказала, что нарушает право на защиту Долгушевой.

      Адвокат КУТУЕВ: Уважаемый Суд, подзащитная не совсем просто поняла то, что было заявлено с учетом того, что…

      СУДЬЯ: Она не сообщала суду о том, что она не поняла. Ваша позиция не согласуется с позицией вашего защитника. Вы нарушаете права защитника.

      Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Ваша Честь, можно?

      СУДЬЯ: Согласовывайте позицию со своей подзащитной применительно ее отношения к заявленному ходатайству. Желаете изменить свою позицию?

      Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Да.

      СУДЬЯ: Я спрашиваю Кутуева.

      Адвокат КУТУЕВ: Уважаемый Суд, с подзащитной мы позицию согласовали. Еще раз говорю, она, видимо, не совсем поняла то, что у нее хотели спросить. Поэтому предполагаю, что сейчас, возможно, выслушать мнение Долгушевой, потом уже спрашивать мою позицию.

      Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Я поддерживаю мнение защиты и Маркелова.

      СУДЬЯ: Защитник должен поддерживать ваше мнение.

      Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Я имею в виду…

      СУДЬЯ: Ваше мнение должен поддерживать ваш защитник, а не вы соглашаться с его позицией. Поэтому всегда суд в первую очередь выясняет позицию подсудимого. И только потом позицию его защитника. В данном конкретном случае ваш защитник в нарушении ваших прав изложил иную, отличную от вас, позицию.

      Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Ваша Честь, я возражаю против предложения стороны обвинения.

      СУДЬЯ: Выслушав мнения сторон, учитывая, что…

      Адвокат СЕМЕНОВА: Уважаемый Суд, учитывая позицию подзащитной, я поддерживаю ее позицию в том виде, в каком она была высказана в последний раз.

      Адвокат СЕМЕНОВА: То есть, также возражаю.

      Адвокат СЕМЕНОВА: Также возражаю против ходатайства гособвинения.

      СУДЬЯ: Суд, выслушав мнения сторон, учитывая, что очередность представления доказательств определяет сторона ее представляющая, ходатайство государственного обвинителя мотивировано, руководствуясь ст.ст. 271 ч. 1, 285, 284 ч. 1 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации постановляет ходатайство государственного обвинителя удовлетворить. Изменить порядок исследования доказательств стороны обвинения. Исследовать письменные доказательства стороны обвинения между допросами свидетелей. Представляемые стороной обвинения доказательства исследовать полностью и частично в части обстоятельств, имеющих значение для дела. В случае исследования доказательств стороны обвинения в части сторона защиты вправе ссылаться на указанные доказательства и содержащиеся в них сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, в полном объеме. Государственному обвинителю предоставляются тома 38, 39, 40, 126, 127, 128, 156, 157,158, 159, 160, 165, 166, 167, 168, как указано в заявленном ходатайстве.

      Исследование письменных материалов дела — том 159 л.д. 95-118

      Адвокат ВЯТКИНА: Ваша Честь, а можно уточнить по порядку?

      СУДЬЯ: Порядок предоставления доказательств определяется стороной их представляющей. Лист дела, том назван, документ назван, содержание оглашено в той части, которая имеет отношение для дела, как установлено судом.

      Адвокат ВЯТКИНА: А содержание мы не оглашаем…

      СУДЬЯ: Судом ходатайство обвинителя удовлетворено в том объеме, в каком оно озвучено судом. Я повторяться больше не буду.

      Адвокат ВЯТКИНА: Я могу обращать внимание.

      СУДЬЯ: Прошу государственных обвинителей не перебивать. Замечание защитнику адвокату Вяткиной.

      СУДЬЯ: До 13 часов объявляется перерыв на обед

      СУДЬЯ: Судебное заседание продолжено. Государственный обвинитель.

      СУДЬЯ: Пожалуйста, присаживайтесь. Решается вопрос о продолжении судебного заседания в отсутствии защитника Семеновой.

      СУДЬЯ: Долгушева, есть возражения?

      СУДЬЯ: Государственные обвинители, есть возражение?

      Прокурор ПОТАПОВ: Нет.

      Прокурор ТРУСОВА: Не имеется.

      СУДЬЯ: Маркелов, Кожанова?

      Подсудимая КОЖАНОВА: Нет возражений.

      СУДЬЯ: Защитники Маркелова, Кожановой, есть возражения?

      СТОРОНА ЗАЩИТЫ: Нет.

      СУДЬЯ: Выслушав мнения сторон, суд на месте постановляет продолжить судебное заседание. Вяткина, вы согласны продолжить без Семеновой?

      Адвокат ВЯТКИНА: Да.

      СУДЬЯ: Суд на месте постановляет продолжить судебное заседание в отсутствии защитника Семенова. Государственный обвинитель, продолжайте предоставление доказательств.

      Адвокат ШАРАФУТДИНОВА: Позвольте, Ваша Честь, в 16:30 (нрзб. 1:38:20)

      СУДЬЯ: Маркелов, вы согласны продолжить сегодня без Шарафутдиновой?

      Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я вам и раньше говорил, что адвокат Шарафутдинова может располагать своей свободой как она считает нужным. Я ее не нанимал.

      СУДЬЯ: Мой вопрос: считаете ли вы…

      Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я вообще желаю, чтобы меня вывели в туалет, потому что длительное время мы без перерыва. Хотя бы на какое-то время прерываться.

      СУДЬЯ: Вы говорите много. По существу вы не отвечаете. Пожалуйста, ответьте по существу. Согласны вы на продолжение судебное заседание с данного момента и далее в отсутствии защитника Шарафутдиновой.

      Подсудимый МАРКЕЛОВ: Согласен, конечно.

      СУДЬЯ: Спасибо. Кожанова, есть возражения?

      Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Возражений нет.

      СУДЬЯ: Участвует в судебном заседании у судьи Иванова, где выслушивает последнее слово. Вяткина, Казеев?

      Адвокат ВЯТКИНА: Не возражаем.

      Адвокат КАЗЕЕВ: Не возражаем.

      Адвокат ПРОСКУРИНА: Не возражаю, Ваша Честь.

      Адвокат КУТУЕВ: Не возражаю.

      СУДЬЯ: Овсянкин? Владимиров?

      Адвокат ОВСЯНКИН: Не возражаем.

      СУДЬЯ: Государственное обвинение?

      Прокурор ПОТАПОВ: Не возражаем, Ваша Честь.

      Прокурор ТРУСОВА: Не возражаем.

      СУДЬЯ: Выслушав мнения сторон, суд на месте постановляет продолжить судебное заседание в отсутствии защитника Шарафутдиновой. Завтра к 10 утра.

      Исследование письменных материалов дела

      СУДЬЯ: … В любом случае это реестр за период с января по май 2013 года

      Адвокат ВЯТКИНА: Это на одну дату, Ваша Честь. У нас реестр… Каждый реестр составляется на дату. А вот период, за который начислены проценты, указывается в этой графе, которая №5. Поэтому дата… в 2016 году они перечисляют субсидии 2015 года. Вот в чем тут как бы… фишка, скажем так, этих документов. То есть, они вот, видите, берут 2016 год, дата стоит, в какой день перечисление происходит, а суммы, период начисления субсидий…

      СУДЬЯ: Листы дела 159 — нет расшифровки, реестр за какие даты?

      Прокурор ПОТАПОВ: С периода 01.01.2016 по 13.05.2016. Поскольку…

      Адвокат ВЯТКИНА: Подождите. Вы там когда берете периоды, то по каждому кредитному договору в этих реестрах есть свой период

      СУДЬЯ: Я имею в виду, когда с сопроводительным письмом предоставляют документы, могли перечислить.

      Прокурор ПОТАПОВ: Сопроводительное письмо перечисляет, что вот эти документы, реестр фактически, за период с 1 января 2016 года…

      СУДЬЯ: Я имела в виду не это…

      Адвокат КАЗЕЕВ: Конкретных дат не содержит.

      Прокурор ПОТАПОВ: Конкретных дат не содержит.

      СУДЬЯ: Я имею в виду, что, например, направляем вам свой реестр от 18 мая, от 15 апреля… Вот я про это спросила.

      Адвокат КАЗЕЕВ: Там просто 8 реестров с такого-то по такое-то число.

      Адвокат ВЯТКИНА: Там берется период, они говорят, с 1 января 2016-го по 13 мая 2-16-го. Но при этом на каждую дату они делают сводный реестр. Вот первый, например, вот этот 17.03.2016 года, да, и на эту дату они перечисляют, и по каждому кредитному договору, вот договор, например, 2007 года, который кредитный, они говорят, что: «Мы перечисляем вам проценты только за период с 1 октября 2015 года по 31 декабря 2015 года». По другому кредитному договору может быть другой период времени, потому что денег-то не хватало, как они поясняют, что здесь вот в этом проблема. И поэтому вот у них все эти даты, следующая заявка… свободный реестр от следующей даты, и там тоже период субсидирования, то есть за что они проценты возвращают, все 2015 год. Поэтому это принципиальная тактика, конечно, с одной стороны.

      Адвокат ВЯТКИНА: Ваша Честь, а можно замечание по оглашенному?

      Прокурор ПОТАПОВ: Том 160 — полностью…

      Адвокат ВЯТКИНА: У нас там пустой лист есть в материалах дела 187.

      Прокурор ПОТАПОВ: Я его озвучил.

      Адвокат ВЯТКИНА: И по самим документам…

      СУДЬЯ: Я уже выносила постановление. Ваши реплики я слышала. Если прокурор говорит, единственный, значит, в реестре единственный. Заемщик, который описан…

      Адвокат ВЯТКИНА: Извините, а там не эти замечания, а замечания по периоду. Оно не получало. Там периоды, которые оглашаются…

      СУДЬЯ: По какому реестру?

      Адвокат ВЯТКИНА: ПО всем реестрам, когда называет у нас прокурор документ, он не называется, во-первых, источник финансирования — республиканский это бюджет, или федеральный бюджет. Это первое…

      СУДЬЯ: В реестре указано это?

      Адвокат ВЯТКИНА: Конечно.

      СУДЬЯ: Вы вправе на это ссылаться в своих… указывать в выступлениях.

      Адвокат ВЯТКИНА: Это не в период получила деньги, период там 2014 года, а именно что в 2015-ом или 2016 году…

      СУДЬЯ: Мне не надо объяснять, что он получил. Потому что я слышу то, что говорят. И то, что поясняли свидетели о том, что это то что положено за этот период, а не то что получили.

      Адвокат ВЯТКИНА: Так прокурор говорит — получил.

      «Правило фисташки» и презумпция виновности: что делать легальному бизнесу

      Пути адвоката неисповедимы

      Правительство ежегодно анонсирует сокращения давления на бизнес, либерализацию уголовного законодательства в экономических преступлениях и обеспечение доступа к правосудию. Но адвокаты констатируют: картинка не такая радужная, как ее рисуют. Дмитрий Горбунов, партнёр, глава уголовно-правовой практики юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс III группа Арбитражное судопроизводство III группа Банкротство ? , отмечает, что если в регионах права адвокатов соблюдаются чуть лучше, то в центральных регионах, особенно в Москве, ситуация ухудшается: следствие нередко игнорирует адвокатов, а подозреваемым навязывают определенных защитников.

      Тимур Хутов, партнер уголовной практики адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Коблев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс 45 место По размеру выручки 17 место По размеру выручки на юриста ? вспомнил смягчающие изменения, которые произошли за прошлый год. Они касаются запрета на заключение под стражу за экономические преступления, но этот запрет обходят; следователь указывает: преступление было совершено вне предпринимательской деятельности. Также Хутов отметил, что в Москве и Санкт-Петербурге остается негласная «порочная практика» получения разрешения следователя на допуск в СИЗО, регионы такая проблема не затрагивает. При этом «выяснять отношения» с неправомерным требованием адвокатам и их подзащитным невыгодно: это займет много времени, а в СИЗО без защитника бизнесмена могут склонить к признательным показаниям, за решеткой на него проще влиять. Александр Хуруджи, общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, напомнил об институте бизнес-омбудсмена, о котором предприниматели вспоминают редко, а также о необходимости придавать дело значительной огласке в медиа и на других площадках. Сам Хуруджи больше года провел в СИЗО по обвинению в мошенничестве, он был выпущен под залог, а позже оправдан.

      Кирилл Бельский, старший партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Коблев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс 45 место По размеру выручки 17 место По размеру выручки на юриста ? , заявил, что «дело Сугробова» открыло ящик Пандоры по ст. 210 УК (организация преступного сообщества).

      Недобросовестные следователи нередко используют квалификацию по 210 ст. как метод шантажа, чтобы дольше держать подозреваемых в СИЗО и чтобы повысить категорию тяжести содеянного.

      Хутов также называет ст. 210 УК «бичом российской экономики» и «эффективным средством шантажа», так как вменение этой статьи позволяет поместить бизнесмена в СИЗО, даже если остальной состав этого сделать не дает. Признаками преступного сообщества может обладать любая структура, в том числе и сама коммерческая организация. «Недобросовестный следователь создает себе комфортные условия работы: когда человек сидит в СИЗО, на него проще воздействовать».

      В следующей секции выступил Алексей Степанов, старший инспектор отдела процессуального контроля за расследованием налоговых преступлений Управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений СКР. Степанов обратил внимание, что адвокаты могут подать в это ведомство жалобы на процессуальные нарушения со стороны следователей, но попросил заявителей быть точнее, чтобы избежать бюрократии. «Нужно понимать, что у нас колоссальные объемы. Чем лаконичнее вы пишите – тем лучше, а документы всегда можно приложить. Мы очень много жалоб ставим на контроль, запрашиваем дела, но мы не можем изучить все дела в России», – прокомментировал он.

      Презумпция виновности налогоплательщика

      Вторая секция конференции посвящена самому «популярному» экономическому преступлению – налоговому. Елена Вяткина, адвокат национальной юридической службы «Амулекс» Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг III группа Семейное/Наследственное право III группа Уголовное право и процесс ? , обратила внимание, что самые «частые» налоговые составы – это ст. 198 (уклонение физического лица от уплаты налогов) и ст. 199 УК (уклонение от уплаты налогов организацией), остальные встречаются редко. «Жизнь складывается так, что иногда компании или люди не имеют возможности налоги оплатить. И тогда речь идет о привлечении к ответственности, в том числе субсидиарной. Я советую: платите за «субсидиарку» из своей зарплаты сколько возможно. Это, а также ваша характеристика и дети/супруги у вас на иждивении повлияют на наказание», – выступила Вяткина. Также она привела результативность выездных налоговых проверок. В 2017 году их число сократилось, но увеличился процент выявленных нарушений – в 19 388 проверках в 2017 году нарушения выявили в 19 131.

      Дарья Шульгина, партнер адвокатского бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс Профайл компании ? , рассказала, когда налоговые преступления могут переквалифицировать в мошенничество. «Подача заявления о возмещении НДС из бюджета, если налоговый орган отказал, может быть расценена как покушение на мошенничество (ст. 159 УК). При этом основания, по которым налоговая отказала в возмещении, не важны», – комментирует она. В конце выступления Шульгина дала рекомендации бизнесу.

      Необходимо вести максимально качественную проверку контрагентов – а если есть сомнения в отношении контрагента, то не включать его в декларацию. Также стоит рассматривать вопрос подачи уточненной декларации на основании письма налогового органа о наличии разрывов, если такая необходимость возникнет.

      Сергей Таут, адвокат юридической компании «Пепеляев Групп» Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика ? , назвал тренды налогового администрирования. Таут констатирует криминализацию налоговых споров, а также использование налоговых составов Уголовного кодекса как «ультимативного средства давления на налогоплательщика». При этом решения налоговой, правоохранительных органов и судов ориентированы на пополнение бюджета и защиту государственных интересов. «Сейчас фактически ситуация следующая: существует презумпция виновности налогоплательщика». Таут посоветовал добровольно погашать налоговые претензии и не пытаться «договариваться» с правоохранительными органами, «добавляя» этим самым себе еще один состав.

      Я вынужден огорчить тех, кто имеет иллюзии относительно гуманизации законодательства. Фискальная сфера продолжит криминализироваться. Налоговых проверок стало меньше, но они стали «злее». При этом уменьшается число побед налогоплательщиков, а совет «боритесь до конца» в судах с налоговой нужно критически оценивать в каждом конкретном случае.

      В конце секции Максим Кошкин, руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса юридической компании «Пепеляев Групп» Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика ? , обратил внимание, что сейчас законодатель предполагает возможность привлечения в качестве гражданского ответчика не только с компании, но и с физического лица. Для этого необходимо установить все элементы гражданского правонарушения, в том числе причинную связь между противоправным поведением и наступлением вреда, а также наличие вины причинителя вреда. Далее нужно подтвердить, что налоговую обязанность не может исполнить организация, и после этого определить размер вреда, причинённого физлицом.

      Как подкладывать соломку

      Владимир Алешин, руководитель уголовно-правовой практики S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг II группа Арбитражное судопроизводство II группа Банкротство III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 25-26 место По количеству юристов ? , открывая секцию об организации экономической безопасности в компании, отметил, что многие руководители заблуждаются, что выигрыш дела в арбитраже дает какие-то гарантии. «Победа в арбитражном деле против налоговой не гарантирует руководителю, что в отношении него не будет возбуждено уголовное дело», – прокомментировал Алешин. Он привел пример, когда арбитражный суд решил, что налоговая претензия была оформлена с нарушениями, встав на сторону компании. Но по существу претензии он дело не рассматривал. Руководитель думал, что такой документ может его защитить, но в итоге его привлекли к уголовной ответственности.

      Артем Каракасиян, руководитель уголовной практики «Инфралекс» Инфралекс Федеральный рейтинг I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты II группа Арбитражное судопроизводство II группа Антимонопольное право II группа Комплаенс II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Банкротство III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Налоговое право и налоговые споры III группа Уголовное право и процесс 10 место По размеру выручки 13 место По размеру выручки на юриста 12 место По количеству юристов ? , на конференции рассказал о бизнес-разведке, как она может помочь избежать уголовных дел. «Бизнес-разведка – это сбор и анализ информации. Данные о ваших контрагентах могут минимизировать налоговые риски, предотвратить противоправные действия, сбор другой информации может стать доказательством для судов и правоохранительных органов, а также помочь с розыском активов», – отметил Каракасиян. Но он предупредил, что у бизнес-разведки есть злой брат-близнец, который называется промышленным шпионажем. «Мы живем в удивительную эпоху – информационную. И информации так много, что она обрушивается на вас лавиной. В нынешних условиях промышленный шпионаж теряет свою привлекательность. Теперь есть методы получить те же данные, но законными действиями», – заявил он.

      Алексей Гуров, к. ю. н., адвокат из АБ «Павел Хлюстов и партнеры», рассказал об аресте имущества и сопряженных с этим рисках. По его мнению, арест имущества как обеспечительная мера находится сейчас в процессе формирования. «В подавляющем большинстве случаев арест используют как меру принуждения», – считает он. Основные риски этой меры заключаются в том, что арест могут наложить на имущество лица, которое не является ни подозреваемым, ни обвиняемым, ни даже ответчиком по гражданскому иску. Это происходит, когда следствие считает, что такое имущество имеет другого фактического собственника или имущество имеет преступное происхождение. Самым ярким примером приводится дело Захарченко, когда было арестовано имущество знакомых обвиняемого.

      Владимир Китсинг, адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Князев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс IV группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции ? , в конце секции дал рекомендации, как подготовиться к полицейской проверке.

      Мы сталкиваемся с тем, что оперативники не готовы бороться с информационным барьером. Мы вывели «правило фисташки». Вы когда-нибудь начинали есть фисташки с закрытых? Нет. Вот и правоохранители тоже не будет «ковырять» компанию, которая выстроила защиту. Будьте крепкой фисташкой.

      Китсинг отмечает, что в 90% случаев полицейские запросы документов к компании незаконные и не имеют оснований. В таком случае отвечать на них и предоставлять все документы не нужно. Важным при подготовке к проверке он называет обучение сотрудников: «Проведите семинар, расскажите, что сотрудник имеет право не открывать столы, не отвечать на вопросы полицейских, а все происходящее может фиксировать на камеру», – рассказывает Китсинг. Важно установить режим коммерческой тайны, а также организовать бизнес-процессы в компании таким образом, чтобы в офисе не хранилась любая сомнительная документация, которая может быть изъята при проверке. Также он предлагает хранить всю информацию в облаке, чтобы исключить риск парализации работы компании.

      В конце вечера гостей ждало открытое интервью с Бальтасаром Гарсоном, известным бывшим испанским судьей. Гарсон был судьей-дознавателем Национальной судебной коллегии Испании. В числе самых громких дел, которые он рассматривал, были дела чилийского лидера Аугусто Пиночета и российского бизнесмена Владимира Гусинского. Подробное интервью будет опубликовано на портале «Право.ru».

      Читайте так же:  Возврат денег за некачественный товар в течение гарантийного срока. Гарантия на возврат телефона

    По admin

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *