Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР. Договор о дружбе 1950

Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР. 14 февраля 1950 года

о дружбе, союзе и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Китайской Народной Республикой

Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик и Центральное Народное Правительство Китайской. Народной Республики,

исполненные решимости путем укрепления дружбы и сотрудничества между Союзом Советских Социалистических Республик н Китайской Народной Республикой совместно воспрепятствовать возрождению японского империализма и повторению агрессии со стороны Японии или какого-либо другого государства, которое объединилось бы в любой форме с Японией в актах агрессии,

исполненные желания укреплять длительный мир и всеобщую безопасность на Дальнем Востоке и во всем мире в соответствии с целями и принципами Организации Объединенных Наций,

глубоко уверенные, что укрепление отношений доброго соседства и дружбы между Союзом Советских Социалистических Республик и Китайской Народной Республикой отвечает коренным интересам народов Советского Союза и Китая,

решили с этой целью заключить настоящий Договор и назначили в качестве своих Уполномоченных:

Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик — Андрея Януарьевича Вышинского, Министра Иностранных Дел Союза ССР,

Центральное Народное Правительство Китайской Народной Республики — Чжоу Энь-лая, Премьера Государственного Административного Совета и Министра Иностранных Дел Китая.

Оба полномочных представителя после обмена своими полномочиями, найденными в должной форме и полном порядке, согласились о нижеследующем:

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются, что ими совместно будут предприниматься все имеющиеся в их распоряжении необходимые меры в целях недопущения повторения агрессии и нарушения мира со стороны Японии или любого другого государства, которое прямо или косвенно объединилось бы с Японией в актах агрессии. В случае, если одна из Договаривающихся Сторон подвергнется нападению со стороны Японии или союзных с ней государств, и она окажется, таким образом, в состоянии войны, то другая Договаривающаяся Сторона немедленно окажет военную и иную помощь всеми имеющимися в ее распоряжении средствами.

Договаривающиеся Стороны также заявляют о своей готовности в духе искреннего сотрудничества участвовать во всех международных действиях, имеющих своей целью обеспечение мира и безопасности во всем мире, и будут полностью отдавать свои силы скорейшему осуществлению этих целей.

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются в порядке взаимного согласия добиваться заключения в возможно более короткий срок совместно с другими союзными во время второй мировой войны державами Мирного Договора с Японией.

Обе Договаривающиеся Стороны не будут заключать какого-либо союза, направленного против другой Стороны, а также не будут участвовать в каких-либо коалициях, а также в действиях или мероприятиях, направленных против другой Стороны.

Обе Договаривающиеся Стороны будут консультироваться друг с другом по всем важным международным вопросам, затрагивающим общие интересы Советского Союза и Китая, руководствуясь интересами укрепления мира и всеобщей безопасности.

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются в духе дружбы и сотрудничества и в соответствии с принципами равноправия, взаимных интересов, а также взаимного уважения государственного суверенитета и территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела другой Стороны — развивать и укреплять экономические и культурные связи между Советским Союзом и Китаем, оказывать друг другу всякую возможную экономическую помощь и осуществлять необходимое экономическое сотрудничество.

Настоящий Договор вступает в силу немедленно со дня его ратификации; обмен ратификационными грамотами будет произведен в Пекине.

Настоящий Договор остается в силе в течение 30 лет, причем, если одна из Договаривающихся Сторон за год до истечения срока не заявит о желании денонсировать Договор, то он будет продолжать оставаться в силе в течение 5 лет и в соответствии с этим правилом будет пролонгироваться.

Составлено в г. Москве 14 февраля 1950 года в двух экземплярах, каждый на русском и китайском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу.

По уполномочию
Президиума
Верховного Совета
Союза Советских
Социалистических Республик
А. ВЫШИНСКИЙ.

По уполномочию
Центрального
Народного Правительства
Китайской Народной Республики
ЧЖОУ ЭНЬ-ЛАЙ.

Впервые опубликовано в изд.: «Ведомости Верховного Совета СССР», 16 ноября 1950 г. № 36(651), с. 4.

К вопросу о Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между СССР и КНР от 14 февраля 1950 г.

1 октября 1949 г. было провозглашено образование Китайской Народной Республики. Советский Союз первым из всех государств мира 2 октября 1949 г. заявил о признании коммунистического правительства в Пекине единственной законной властью в Китае и установил с ним дипломатические отношения. 14 февраля 1950 г. был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи СССР с КНР сроком на 30 лет, отменивший предыдущий договор 1945 г., заключённый СССР с правительством Китайской Республики. Между этими двумя датами довольно большой срок и не простая история. Вопрос о договоре, подписанном советским правительством с КНР, до сих пор является дискуссионным как в отечественной, так и в китайской литературе. Причём его характер по-разному оценивается исследователями: от незаслуженных упрёков и обвинений в адрес Советского Союза в неравноправности договора до признания его взаимной выгоды [2, с. 89–341; 5; 6, с. 16 –173; 7; 10].

Известно, что Советский Союз не соглашался начинать войну против Японии до того, как будут определены гарантии его интересов. Центральное положение Китая в Восточной Азии делало его ключевым элементом региональной структуры. СССР стремился к обеспечению приграничного пояса безопасности за счёт сфер влияния в Синьцзяне, Монголии и Маньчжурии, к созданию в Порт-Артуре (Люйшунь) и в Дальнем (Далянь) плацдарма сдерживания Японии, к укреплению экономической базы советского Дальнего Востока через хозяйственное взаимодействие с Маньчжурией. Свои геостратегические интересы в Азии традиционно имела Великобритания, и хотела их сохранить. Вашингтон со своей стороны в 1945 г. был заинтересован в укреплении позиций при центральном правительстве Китая, способном сотрудничать с США в реорганизации регионального порядка. По договорённости великих держав Великобритании, США и СССР на Ялтинской и Потсдамской конференциях о принципах послевоенного урегулирования и предполагаемых приобретениях победителей за счёт «постяпонского» пространства, Советский Союз получил право на Южный Сахалин, Курильские острова, а также на эксплуатацию КВЖД и Южно-Маньчжурской железной дороги до Порт-Артура. Обе дороги были объединены в одну, которая стала называться Китайско-Чанчуньской (КЧЖД) и была передана под управление советско-китайской компании. СССР получил также права долгосрочной аренды баз в Порт-Артуре и торговом порте Дальнем [4, с. 129]. Поэтому договор 1945 г., заключённый с правительством Китайской Республики на 30 лет, был чрезвычайно выгоден СССР.

В свою очередь США старались усилить своё влияние в Китае: 4 ноября 1946 г. заключили с Китаем договор о дружбе, торговле и навигации, предоставлявший США широкие экономические привилегии, а 3 июля 1948 г. США и правительство Чан Кайши заключили «Двустороннее соглашение» с невыгодными для Китая экономическими условиями. При этом и СССР, и США стремились избежать соприкосновения сфер своей прямой военно-политической заинтересованности, понимая, что не могут целиком включить Китай в сферу своего доминирования. Компромисс СССР и США был возможен, они были готовы поддерживать китайское правительство при условии, что оно будет уважать интересы держав в Китае. Однако продолжавшаяся борьба КПК с Чан Кайши провоцировала советско-американское соперничество. Проблема была в слабости правительства Чан Кайши, что не устраивало ни Советский Союз, ни Соединённые Штаты. Москва и Вашингтон подталкивали коммунистов и Гоминьдан к коалиции друг с другом, но не смогли правильно оценить степень их взаимной непримиримости.

Продолжая сотрудничество с коммунистами, СССР отдавал приоритет развитию отношений с Чан Кайши, правительство которого было юридическим гарантом выгодного Советскому Союзу советско-китайского договора 1945 г. Успехи КПК, сумевшей ещё в годы войны создать подконтрольные ей районы, вызывали настороженность И.В. Сталина, опасавшегося «титоизации» Китая. По свидетельству личного представителя Сталина в Китае И.В. Ковалёва, Мао Цзэдун неоднократно отмечал, что является «одним из тех людей, кому ЦК ВКП(б) не доверяет» (цит. по: [3, с. 302]). Вероятно, этим можно объяснить неоднократную с конца 1948 г. отсрочку приглашения Мао Цзэдуна в Москву [1] .

Поэтому довольно неожиданно для китайских коммунистов на секретной встрече с представителем ЦК ВКП(б) членом Политбюро ЦК А.И. Микояном в январе-феврале 1949 г., проходившей в деревне Сибайпо, был поднят вопрос относительно договора о дружбе и союзе между СССР и КР 1945 г. От имени правительства СССР А.И. Микоян заявил о неравноправности существующего договора в части, касающейся Порт-Артура: «…если китайская компартия считает целесообразным немедленный вывод советских войск, то правительство СССР готово пойти на это и вывести свои войска из Порт-Артура, как только будет заключен мир с Японией». На что китайской стороной было заявлено о нежелательности вывода советских войск с Ляодунского полуострова и ликвидации советской военно-морской базы в Порт-Артуре, так как «это будет на руку США». Относительно вопроса о КЧЖД, по словам А.И. Микояна, Советское правительство не считало договор неравным, так как «дорога была построена главным образом на средства России». Микоян высказался о готовности СССР «обсудить этот вопрос с китайскими товарищами и решить его по-братски» [5, с. 130, 131].

До визита Мао Цзэдуна в декабре 1949 г. вопрос о договоре больше не поднимался. По информации китайских исследователей [10, с. 100], И.В. Сталин не собирался менять договор вплоть до 18 декабря 1949 г., не желая обострять отношения с США. Однако, судя по негативной реакции на ноту правительства КР от 6 августа 1949 г., возмущённого секретным визитом в СССР делегации ЦК КПК во главе с секретарём ЦК Лю Шаоци в июне-августе 1949 г. [5, с. 134–141], напрямую нарушавшим договор 1945 г., Советское правительство окончательно решило сделать ставку на коммунистов.

16 декабря 1949 г. в Москву прибыл с официальным визитом Мао Цзэдун. Формальным поводом для поездки Мао Цзэдуна было участие в праздновании 70-летия И.В. Сталина, а также, по его собственному заявлению, «обмен мнениями с И.В. Сталиным по интересующим обе стороны вопросам», медицинское обследование и укрепление здоровья. Однако всему миру было понятно, зачем руководитель вновь провозглашённой Китайской Народной Республики отправился в длительное путешествие. Мао Цзэдун был принят И.В. Сталиным в тот же день по прибытии в Москву – 16 декабря 1949 г.

Сталин сам выразил намерение пересмотреть договор от 14 августа 1945 г. Первоначально его предложения сводились к формальному сохранению прав Советского Союза на размещение своих войск в Порт-Артуре и владение КЧЖД при фактической возможности изменения существующего порядка по пожеланию китайской стороны. В связи с этим Сталин высказал опасение, что изменение хотя бы одного пункта договора могло бы дать Америке и Англии юридический повод поставить вопрос и об изменении других пунктов, касающихся Курильских островов, Южного Сахалина и др.

Мао Цзэдун выказал полное понимание такой опасности и согласился с доводами Сталина о том, что советско-китайский договор требует очень взвешенного, осторожного подхода. Он подтвердил выраженную ранее руководством КПК позицию о целесообразности оставить договор 1945 г. без всяких изменений, поскольку это «соответствует интересам Китая»: «Сейчас договор изменять не следует, как не следует спешить и с выводом войск из Порт-Артура» [5, с. 131]. Больше этот вопрос не обсуждался, Мао Цзэдун в течение месяца со Сталиным не встречался. Всё это время он находился на загородной даче, где его навещали представители советского руководства. 2 января (по другим данным 6 января [1, с. 372]) 1950 г. Мао Цзэдун при посещении его Молотовым и Микояном заявил, что Китай хотел бы подписать с СССР новый договор [7, с. 117]. Тогда же он отправил телеграмму в Китай с конкретными инструкциями для Чжоу Эньлая.

Вскоре ситуация изменилась кардинальным образом: стороны договорились аннулировать договор 1945 г. и заключить новый. Некоторые исследователи [5; 7] связывают это с прибытием в Москву 20 января 1950 г. Чжоу Эньлая, привезшего вариант нового договора. Но у китайской стороны проекта не было, были лишь некоторые намётки [7, с. 118]. О готовности аннулировать прежний договор заявил и Сталин на встрече с китайской делегацией сразу по прибытии Чжоу Эньлая 22 января, пояснив, что в основе прежнего договора лежит принцип войны против Японии, который теперь «приобрёл характер анахронизма».

По ключевым вопросам договора о Порт-Артуре, Дальнем и КЧЖД Сталин предложил китайской стороне выбирать из двух вариантов: вывести сейчас советские войска из Порт-Артура или оставить их до подписания мирного договора с Японией. Китайская сторона склонялась к тому, чтобы оставить советские войска и сделать эти районы «базой военного и экономического сотрудничества» [9, с. 87]. Разногласия возникли по поводу КЧЖД: китайские руководители высказали пожелание изменить соотношение долей капиталов до 51% в пользу Китая и ему же подчинить управление дороги, что вызвало сопротивление со стороны В.М. Молотова, заявившего, что это противоречит общепринятой международной практике.

На этом закончились переговоры на высшем уровне. Мао Цзэдун отбыл на родину. Дальнейшая работа над текстом договора и соглашений велась советской стороной, представленной В.М. Молотовым и А.Я. Вышинским, и китайской, которую возглавлял Чжоу Эньлай. Результат визита был значительным: договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между СССР и КНР был подписан 14 февраля 1950 г. Это был военно-политический союз. Договор продвигал отношения между двумя странами существенно дальше, прямо предусматривая обязательство сторон оказывать вооружённую поддержку друг другу в случае возникновения войны. Советский Союз также взял на себя обязательство оказать Китаю помощь в строительстве и реконструкции 50 крупных промышленных объектов, а также предоставлял Китаю заём в 300 млн. долларов на льготных условиях для закупок в СССР оборудования и материалов. По дополнительным соглашениям Советский Союз не позднее конца 1952 г. обязался передать КНР все свои права по совместному управлению КВЖД со всем принадлежащим дороге имуществом, обязывался вывести все свои войска из совместно используемой военно-морской базы Порт-Артур, а также передать КНР советское имущество в Дальнем. Сталин занял беспрецедентную в переговорной практике СССР с другими, в том числе социалистическими странами, уступчивую позицию по всем вопросам [5, с. 154]. Помимо огромных затрат материальных, научно-технических, кадровых и других ре­сурсов, в которых СССР сам крайне нуждался, безвозмездной передаче подлежала собственность СССР в Китае. В своё время Россия долго добивалась незамерзающей гавани Порт-Артура и заплатила около 30 млн. золотых рублей на создание портовых сооружений. Что касается КЧЖД, сокращавшей путь к Тихому океану по сравнению с современным Транссибом на 540 км и обслуживающей Порт-Артур и Дальний, то на её прокладку Россия истратила 375 млн. рублей золотом. В обстановке «холодной войны», когда СССР мог рассчитывать только на внутренние ресурсы, когда кредиты от США на сумму около 10 млрд. долл. были заморожены, когда прекратились и военные репарации из Восточной Германии, подарок Китаю был необъяснимым и дорогостоящим [2] . В публичной сфере договор 1950 г. и заключённые соглашения были представлены как «братская рука помощи», но реальная политика, безусловно, имела свои тайные механизмы.

Читайте так же:  Ликвидация ИП в Орле. Ликвидация ип в орле

Дело в том, что изменилась геополитическая ситуация. Место Японии на Дальнем Востоке заняла ещё более сильная держава – США, обосновав­шаяся со своими военными базами на территории Японии вблизи границ СССР и Китая, создавшая огромное количество таких баз на территориях других стран неподалёку от СССР и Китая. Это вызывало недовольство Великобритании, не имевшей возможности как-то изменить сложившийся порядок [3] . Она добивалась равных с США прав во всём. Это вызывало сопротивление США, так как в Японии с 1945 г. они действовали самостоятельно. В американском руководстве существовали надежды на китайско-американское сближение: в ноябре 1949 – январе 1950 г. в США обсуждался вопрос о дипломатическом признании КНР. Имелось мнение о необходимости пожертвовать Тайванем для улучшения отношений с Китаем. В результате США отказались признавать КНР, считая правительство Гоминьдана, находящееся на острове Тайвань, законным китайским руководством. В то время как вся континентальная часть страны была под властью коммунистов, посланники Тайваня по настоянию США продолжали представлять интересы всего Китая в ООН. Великобритания считала, что отказ признавать объективно сложившуюся в Азии ситуацию не может быть конструктивной политикой, и поэтому 6 января 1950 г. признала КНР.

Именно январское решение британских властей признать КНР послужило толчком для Сталина к скорейшему заключению договора с КНР. Складывание «пояса безопасности» на западных границах СССР и интеграция Китая в систему военной безопасности на Дальнем Востоке превращало этот конгломерат «сталинской империи», то есть сферу влияния СССР, в могучую силу, которая территориально превосходила все евроазиатские державы прошлого и была в состоянии противостоять Западу в «холодной войне». Если учесть, что Сталин заручился согласием Мао Цзэдуна в случае начала корейской войны принять в ней участие (подробнее см.: [8, с. 10, 11]), то советское руководство, заключая договор с КНР, сознательно шло на обострение отношений с США.

Что касается Порт-Артура, то по итогам 2-й мировой войны СССР получил возможность беспрепятственного выхода в Тихий океан через прежде контролировавшиеся Японией Курильские проливы, проливы Лаперуза, Сангарский и Цусимский. Это обеспечивало оборону советского Дальнего Востока. Создание в 1939 г. [4] и развитие в военные и последующие годы Тихоокеанского флота, освоение им бухт Дальнего Востока, применение портовых ледоколов и подводных лодок сняло острую необходимость СССР в незамерзающем порте. КВЖД, предназначенная для связи и обслуживания Порта-Артура и Дальнего, на протяжении всей её истории была для России убыточной. Вероятно, поэтому в 1935 г. «в целях сохранения мира на Дальнем Востоке» СССР уже продал КВЖД за бесценок (140 млн. иен) Маньчжоу-го [5] .

Реализуя стратегический альянс с Китаем, Советский Союз шёл на беспрецедентные территориальные и имущественные уступки своему стратегическому партнеру, приобретая при этом целый веер важнейших козырей в плане геополитическом, получая возможность решения некоторых внутренних экономических задач. При этом выигрывал и Китай, обеспечивая себе защиту и выживание, безопасность и суверенитет, а также доступ к стратегическому военно-промышленному потенциалу СССР, способному стремительно превратить Китай из полуколониальной страны в индустриальную державу. Советско-китайский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи СССР и КНР в условиях «холодной войны» был взаимовыгодным для обеих стран, военно-политическим стратегическим союзом, нацеленным не против Японии [6] , а против США, перехвативших все сферы влияния в АТР.

Литература
1. Аблова Н.Е. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.). Мн.: БГУ, 1999.
2. Галенович Ю.М. Россия – Китай: Шесть договоров. М.: Муравей, 2003.
3. Диалог Мао Цзэдуна со Сталиным (интервью с личным представителем И.В. Сталина в Китае И.В. Ковалёвым // Гончаров С.Н. О Китае средневековом и современном: Записки разных лет. Новосибирск: Наука, 2006.
4. Крымская конференция руководителей трёх союзных держав. М.: Изд-во политлитературы, 1984.
5. Ледовский А.М.СССР, США и китайская революция глазами очевидца, 1946–1949. Институт Дальнего востока РАН, 2005.
6. Ли Фэнлинь. Из истории китайско-советских отношений: 1917–1991 // Проблемы Дальнего Востока. 2008, № 3. С. 164–173.
7. Луань Цзинхэ. Китайско-советский Договор о дружбе и союзе 1945 г. и Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между Китаем и Советским Союзом 1950 г. (сравнительный анализ) // Проблемы Дальнего Востока. № 2, 2007.
8. Панцов А.В. Большая война кремлёвского «отца народов» // Независимое военное обозрение, № 24, 18–24 июля 2008 г.
9. Рахманин О.Б. Взаимоотношения И.В. Сталина и Мао Цзэдуна глазами очевидца // Новая и новейшая история. 1998. № 1.
10. Чжунсу гуаньси шиган. 1917–1991 (История китайско-советских отношений. 1917–1991) / Под ред. Шэнь Чжихуа. Пекин: Синьхуа чубаньшэ, 2008.

Ст. опубл.: Общество и государство в Китае. Т. XLIV, ч. 2 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2014. – 900 стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 15 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 239-246.

  1. ^ По мнению А.М. Ледовского, это происходило вследствие неуверенности И.В. Сталина в обеспечении секретности визита Мао Цзэдуна в СССР (см.: [5, с. 125]).
  2. ^ По заключительному балансу КЧЖД и всё принадлежащее СССР безвозмездно переданное имущество оценивалось по тогдашнему курсу в 600 млн. долларов. По Заключительному протоколу Китаю было передано около 25 тыс. км главных путей, 10 200 грузовых вагона, 880 паровозов, 1 850 364 м 2 жилого фонда, 69 школ, 25 домов культуры и клубов. Помимо собственного имущества, советская сторона отказалась в пользу Китая от результатов колоссальной работы, проделанной российскими и советскими гражданами за всю историю существования КВЖД, начиная с 1896 г. Так, только за 1945–1952 гг. – годы второго советско-китайского управления – было «восстановлено 455 км вторых путей. построено 2 600 грузовых вагонов. восстановлено и капитально отремонтировано 5 150 грузовых и 943 пассажирских вагонов, 517 паровозов, построено 153 тыс. м 2 и отремонтировано 173 тыс. м 2 площади» (см.: [1, с. 378, 379]).
  3. ^ Ещё в январе 1949 г. на совещании премьер-министров стран-членов Британского Содружества было решено, что американские условия мира не учитывают интересов Англии, Австралии и Новой Зеландии. Дальневосточная комиссия, решение о создании которой было принято на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в декабре 1945 г., была единственным механизмом консультаций США с другими странами по азиатским проблемам. Однако уже к 1947 г. СССР и США отошли от выполнения московских решений, в том числе прекратились консультации в рамках Дальневосточной комиссии.
  4. ^ К началу Великой отечественной войны ТОФ насчитывал 2 лидера эскадренных миноносцев – «Баку» и «Тбилиси», 5 эскадренных миноносцев, 145 торпедных катеров, 6 сторожевых кораблей, 5 минных заградителей, 18 тральщиков, 19 охотников за подлодками, 86 подлодок, около 500 самолетов.
  5. ^ От эксплуатации железных дорог Маньчжурии Япония получала значительную прибыль. Только за 1938 г. чистая прибыль концерна составила более 142 млн. иен.
  6. ^ Оценивая договор КНР с СССР 1950 г., китайские исследователи тоже полагают, что это был «союз с СССР против США» (см. [6, с. 170]).

Договор от 14 февраля 1950 года

14 февраля 1950 г. в Москве был подписан договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР сроком на тридцать лет.

64 года прошло с тех пор. Теперь мало кто вспоминает об этом договоре, что в России, что в Китае. На мой взгляд, совершенно незаслуженно. Этот договор во многом способствовал развитию экономики Китая и превращению Китая в великую индустриальную державу. Одновременно с договором было подписано несколько двусторонних соглашений. СССР обязался после заключения мирного договора с Японией, но не позднее конца 1952 г., безвозмездно передать КНР все свои права по управлению Китайско-Чанчуньской железной дорогой со всем ее имуществом, что и было сделано к 31 декабря 1952 г. Советский Союз согласился вывести свои войска из военно-морской базы Порт-Артур (их вывод был завершен в мае 1955 г.) и передать КНР все имущество, которое он использовал в порту Дальний. Было также заключено соглашение о предоставлении Китаю советского льготного кредита на сумму в 300 млн. долл. для оплаты поставок промышленного оборудования и других материалов и оказания помощи в строительстве 50 крупных промышленных объектов.






Советские технические вузы приняли на обучение большое число китайских студентов. Также произошло странное крушение самолета с представителями Синцзян-Уйгурского района, которые направлялись в СССР для ведения переговоров о признании независимости и установление дипломатических отношений.

Но уже с 1957 г. отношения между СССР и КНР стали охлаждаться. А с лета 1960 г. на всей 7250-километровой советско-китайской границе стали возникать инциденты, которые постепенно стали приобретать провокационный характер.

В середине 60-х гг. Советский Союз был окончательно возведен в статус врага. В пропагандистский обиход вошел термин «угроза с Севера». Кульминацией советско-китайской конфронтации стал пограничный вооруженный конфликт в марте 1969 г. на реке Уссури за остров Даманский, который продолжался в течение двух недель.





Вслед за этим в 1974 г. китайское руководство сформулировало идею противостояния одновременно Советскому Союзу и США. Это нашло отражение в «теории трех миров», которую изложил Дэн Сяопин, выступая в ООН. В соответствии с ней все государства мира делились на три группы: 1) две сверхдержавы; 2) малые и средние развитые страны; 3) «третий мир» развивающихся стран, потенциальным лидером которых в борьбе за победу идей национального освобождения и развития является Китай.

Вековая дружба двух народов, о которой слагали песни и снимали фильмы, просуществовала не более 10 лет. И закончилась вооруженным противостоянием. СССР был вынужден «воевать» на два фронта — в Европе против НАТО и на Дальнем Востоке против Китая, что отрицательно сказалось на экономике.

И если кратко рассмотреть мнение китайской стороны о договоре, то можно выделить три ключевых момента в позиции китайского экспертного сообщества по оценке договора. Первое — неравноправность. Второй момент, как считают китайские ученые, это то, что договор якобы заставлял руководство КНР копировать советскую модель, которая не подходила для Китая, и это потом отрицательно сказывалось в ходе социально-экономического развития КНР. И третий момент, который тоже постоянно акцентируется, это некая высокая цена, которая Китай якобы заплатил за подписание этого договора.

Одним, словом если кто-то рассчитывал на благодарность, то он ошибся. Впрочем, в политике такого понятия не существует. Договор принес некоторую кратковременную пользу, но в долгосрочной перспективе СССР взрастил еще одного противника, и весьма опасного. А Китай и Мао Цзэдун одержали важную экономическую и политическую победу.

Говорят, что сейчас у Китая и США неразрешимые противоречия. Но вспомним историю: Китай воевал в Корее, китайские солдаты убили десятки тысяч американцев. Мао Цзэдун открыто призывал к ядерной войне с США. Китай ведет боевые действия против Тайваня, и вдруг такой поворот событий.


Мао Цзэдун пожимает руку Ричарду Никсону и Збигневу Бжезинскому. Это событие стало полной неожиданностью для союзников США. Место в совете безопасности ООН переходит к континентальному Китаю, США признали что Тайвань — часть Китая, и вывели свои войска с территории острова. Также были даны гарантии того, что на Тайване не появятся войска Японии.

США и Япония инвестировали в экономику Китая огромные средства. Без этой помощи перспективы дальнейшего существования Китая были весьма туманны. И Китай спустя пару лет «отблагодарил» Японию.

Я не хочу сказать, что подписанный недавно договор с Китаем — это ошибка. Но Китай нам не друг, не союзник, не партнер. Он временный попутчик, чьи цели не ясны. Спрогнозировать дальнейшее развитие событий невозможно.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Этот день в истории: 1950 год — советско-китайский договор о дружбе

14 февраля 1950 года в Москве был подписан советско-китайский «Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи». Договор вступил в силу 11 апреля того же года и действовал до 11 апреля 1980 года.

История договорных отношений между двумя Россией и Китаем начинается в 1689 году, когда был подписан Нерчинский договор, установивший границу между государствами, порядок торговли и разрешения споров. В рамках договора Россия отказалась от претензий на значительные территории южнее Амура.

Вторым ключевым договором стал Айгунский договор 1858 года. Ослабленная так называемыми «опиумными» войнами династия Цин, уступила России значительную часть тогдашней Маньчжурии, включая Приморье (Уссурийский край).

В 1897—1903 годах Россия строит первоначальную, наиболее короткую и прямую линию Транссибирской магистрали, пересекающую Маньчжурию (Китайско-Восточная железная дорога, КВЖД). В ходе ее строительства в 1898 году русскими основан город Харбин, который выполнял функции железнодорожной станции КВЖД, и город Далянь (Дальний), который построен русскими на арендованной у китайцев территории.

После поражения России в Русско-японской войне в 1905 году подписывается Портсмутский мирный договор, по которому Россия теряет арендуемые порты, а также ветку КВЖД от Порт-Артура до Куаньчэнцзы. А также денонсируется Союзный договор между Российской империей и Китаем 1896 года.

С самого начала советского периода Москва оказывала активную поддержку Гоминьдану и Чан Кайши. До тех пор, пока в 1925 году не возник конфликт на КВЖД, который ударил по интересам СССР и испортил отношения между странами.

Однако В 1937—1942 годах СССР активное сотрудничество восстановилось. Советский Союз оказал значительную военную помощь Китаю в войне против японских захватчиков. А в 1945—1949 годах при советской поддержке к власти в Китае приходит КПК во главе с Мао Цзэдуном.

Читайте так же:  Как получить помощь для инвалидов. Пенсия по инвалидности страховой стаж

Расцвет советско-китайских отношений пришелся на середину XX столетия. Его воплощением и стал «Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи», подписанный 14 февраля 1950 года, по которому Китаю были переданы Далянь и российский участок КВЖД.

Однако после смерти Сталина и приходом к власти Хрущева отношения между двумя странами начинают ухудшаться. А во время Карибского кризиса 1962 года Мао Цзэдун обвинил советское правительство в ревизионизме и уступкам Западу.

В 1964 году происходит практически полный разрыв отношений между КПСС и КПК. Именно тогда советско-китайский «Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи» фактически потерял свое значение, хотя формально действовал до 11 апреля 1980 года.

Договор исторического значения. К 60-летию подписания советско-китайского договора о дружбе, союзе и взаимной помощи Текст научной статьи по специальности « История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Рябченко Николай Павлович

Договор о дружбе , союзе и взаимной помощи между СССР и КНР сыграл важную роль в укреплении безопасности, международных позиций КНР , модернизации китайского общества. К сожалению, в результате действия ряда объективных и субъективных причин в 60-е гг. в отношениях двух стран произошёл раскол. Однако это не умаляет исторического значения советско-китайского договора.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Рябченко Николай Павлович

The Treaty of historical significance. To the 60 th anniversary of signing the Sino-Soviet Treaty of Friendship, Alliance and Mutual Assistance

Treaty of Friendship , Alliance and Mutual Assistance between the USSR and China has played an important role in strengthening of the security, international position of China , modernization of Chinese society. Unfortunately, due to a number of objective and subjective reasons in the 60-ies. between the two countries there happened a split. However, it does not diminish the historical significance of Sino-Soviet treaty.

Текст научной работы на тему «Договор исторического значения. К 60-летию подписания советско-китайского договора о дружбе, союзе и взаимной помощи»

?ДОГОВОР ИСТОРИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ*

К 60-ЛЕТИЮ ПОДПИСАНИЯ СОВЕТСКО-КИТАЙСКОГО ДОГОВОРА О ДРУЖБЕ, СОЮЗЕ И ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ

Николай Павлович РЯБЧЕНКО,

кандидат исторических наук, Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, г. Владивосток.

Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР сыграл важную роль в укреплении безопасности, международных позиций КНР, модернизации китайского общества. К сожалению, в результате действия ряда объективных и субъективных причин в 60-е гг. в отношениях двух стран произошёл раскол. Однако это не умаляет исторического значения советско-китайского до го во ра.

Ключевые слова: СССР, КНР, Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи, историческое значение, Мао Цзэдун.

The Treaty of historical significance. To the 60 th anniversary

of signing the Sino-Soviet Treaty of Friendship, Alliance and Mutual Assistance.

N. P. Ryabchenko, Institute of History, Archeology and Ethnography of the peoples of the Far East.

Treaty of Friendship, Alliance and Mutual Assistance between the USSR and China has played an important role in strengthening of the security, international position of China, modernization of Chinese society. Unfortunately, due to a number of objective and subjective reasons in the 60-ies. between the two countries there happened a split. However, it does not diminish the historical significance of Sino-Soviet treaty.

Key words: USSR, China, Treaty of Friendship, Alliance and Mutual Assistance, historical significance, Mao Zedong.

Советское государство всегда стремилось оказывать поддержку китайскому народу в его борьбе против социального и национального угнетения. Несмотря на все трудности, через которые пришлось пройти народам двух стран, такой курс оставался неизменным. Крупнейшим историческим событием на этом пути был разгром Советским Союзом миллионной Квантунской армии, приведший к освобождению Китая от японских захватчиков. На освобождённой территории китайские коммунисты создали Маньчжурскую революционную базу, которая имела возможность получать тыловую поддержку от СССР, стала основным плацдармом, позволившим в ходе третьей гражданской революционной войны войскам КПК развернуть наступление на гоминьдановцев и добиться полной победы над противником [7, с. 24—27].

Солидарность, помощь и поддержка китайского народа и его революционных сил со стороны Советского Союза явились основой для будущих тес-

* Работа выполнена при поддержке гранта ДВО РАН 09-III-A-11-556.

ных дружественных отношений двух стран. Поэтому не случайно СССР был первым государством, признавшим Китайскую Народную Республику и установившим с ней дипломатические отношения. Следующий шаг — налаживание договорных отношений между двумя странами. Основным стал Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Китайской Народной Республикой, заключённый 14 февраля 1950 г. во время пребывания в Москве китайской партийно-правительственной делегации во главе с Мао Цзэдуном. В преамбуле договора говорится, что стороны исходят из решимости двух народов «. путём укрепления дружбы и сотрудничества между Союзом Советских Социалистических Республик и Китайской Народной Республикой совместно воспрепятствовать возрождению японского империализма и повторению агрессии со стороны Японии или какого-либо другого государства, которые объединились бы с Японией в актах агрессии» [8, с. 223]. Также отмечалось, что такой договор способствует укреплению мира и безопасности на Дальнем Востоке и во всём мире, добрососедству и дружбе народов двух стран, отвечает их коренным интересам.

Договор состоит из 6 статей. Первые четыре посвящены вопросам обеспечения безопасности. В первой статье зафиксированы положения, поясняющие, при каких условиях и как стороны будут действовать при угрозе их безопасности. В частности, говорится: «Обе Договаривающиеся Стороны обязуются, что ими совместно будут предприниматься все имеющиеся в их распоряжении необходимые меры в целях недопущения повторения агрессии и нарушения мира со стороны Японии или любого другого государства, которые прямо или косвенно объединились бы с Японией в актах агрессии». Два государства взяли на себя обязательство в случае нападения Японии или союзных с ней государств на одну из сторон немедленно оказать «.военную и иную помощь всеми имеющимися в её распоряжении средствами». Кроме того, они обязались «.участвовать во всех международных действиях, имеющих обеспечение мира и безопасности во всём мире».

Конкретная цель — вместе с другими союзными во Второй мировой войне державами добиваться скорейшего заключения мирного договора с Японией — зафиксирована во второй статье. В третьей статье договора содержится положение о том, что «Стороны не будут заключать какого-либо союза, направленного против другой стороны» и в такого рода коалициях. Кроме того, стороны обязались (статья четвёртая) «.консультироваться друг с другом по всем важным международным вопросам, затрагивающим общие интересы».

В пятой статье говорится о двусторонних советско-китайских отношениях, стремлении сторон развивать экономическое и культурное сотрудничество, «.оказывать друг другу всякую возможную экономическую помощь». Наконец, в шестой статье оговариваются сроки действия договора. Он был рассчитан на 30 лет, и, если за год до истечения срока одна из договаривающихся сторон не заявит о его денонсации, он будет оставаться в силе ещё в течение пяти лет.

После заключения договора в разных странах высказывалась критика, утверждалось, что победа над Японией уже одержана и с её стороны нет никакой угрозы. В этой связи следует сказать, что ко времени заключения Договора прошло только четыре с половиной года после окончания войны с Японией, срок совсем маленький, чтобы можно было не думать о событиях тех дней. К тому же Япония за короткий период (с конца XIX в.) трижды совершала агрессию против Китая, поэтому для китайской стороны естественным было стремление обезопасить себя на будущее от своего агрессивного соседа. Кроме того,

ко времени заключения советско-китайского договора мирный договор с Японией ещё не был подписан, что давало основание СССР и КНР согласовывать свои позиции в отношении бывшего агрессора. Надо также иметь в виду, что в то время «холодная война» была в разгаре и готовность совместно действовать в тех случаях, когда она перерастала в «горячую», имела практическое значение.

В день заключения Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи были подписаны два советско-китайских соглашения, конкретизирующих направления сотрудничества между двумя странами. Соглашение о Китайской Чанчуньской железной дороге, Порт-Артуре и Дальнем предусматривало после заключения мирного договора с Японией, но не позже конца 1952 г., безвозмездную передачу КЧЖД китайской стороне. В эти же сроки из Порт-Артура должны быть выведены советские войска, а военно-морская база и сооружения переданы Китаю. Вопрос о порте Дальнем предполагалось решить после заключения мирного договора с Японией, но независимо от этого в ближайшие три месяца КНР передавалось всё имеющееся в Дальнем имущество, находившееся во временном ведении или аренде советской стороны [8, с. 221—222].

Для оплаты оборудования и материалов, поставляемых из СССР в Китай, по просьбе китайской стороны был предоставлен кредит в 300 млн. дол. на льготных условиях из расчёта 1% годовых сроком на 10 лет. Это стало содержанием второго соглашения [8, с. 223—224].

Премьер Госсовета Чжоу Эньлай в своей речи после подписания советско-китайского договора и соглашений отметил их значение для Китая: «Заключение указанных договора и соглашений основывается на коренных интересах великих народов Китая и Советского Союза и является показателем братской дружбы и вечного сотрудничества между Китаем и Советским Союзом. Не подлежит никакому сомнению, что это тесное и искреннее сотрудничество Китая и Советского Союза имеет в высшей степени глубокое историческое значение и неизбежно будет иметь огромное влияние и результаты для дела мира и справедливости народов Востока и всего мира». Он сказал, что договор и соглашения «.помогут китайскому народу ощутить то, что он является не одиноким, и окажут помощь в восстановлении и развитии китайской эко-но ми ки» [8, с. 225—2226].

Сложная международная обстановка в начале 50-х гг. внесла некоторые коррективы в выполнение подписанных соглашений. Мирные договоры КНР и СССР с Японией так и не были заключены. Война в Корее и японо-американское военно-политическое сотрудничество потребовали укрепления оборонительных возможностей КНР, особенно на Ляодунском полуострове, который в прошлом неоднократно служил плацдармом для японской агрессии в Китае. Поэтому по просьбе китайской стороны было решено советские войска временно оставить в Порт-Артуре, где они находились до конца мая 1955 г. [8, с. 178—179, 302—303].

Советско-китайский договор получил практическое воплощение в политике СССР и КНР. Дипломатия двух стран согласованно действовала в решении международных проблем. Советский Союз активно поддерживал стремление КНР восстановить свои права членства в ООН и других международных организациях. Активно развивалось двустороннее экономическое и культурное сотрудничество. Сближение шло по всем направлениям. В КНР было развёрнуто массовое движение под лозунгом «Учиться у Советского Союза». Китайская печать пестрела заголовками: «Навеки вместе», «Великая беспримерная друж-

ба», «Великая дружба, великое сотрудничество», «Наши сердца бьются вместе», «История ещё не знала такого единства!» Каждая годовщина подписания советско-китайского Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи в обеих странах отмечалась как важное общественно-политическое событие. Большой вклад в укрепление связей между народами КНР и СССР внесли Общества китайско-советской и советско-китайской дружбы. Ежегодной массовой акцией стало проведение месячников китайско-советской дружбы, приуроченное к празднованию годовщины Октябрьской революции.

Союз двух крупнейших социалистических государств принёс немало беспокойства их противникам в капиталистическом мире, которые понимали, что всё труднее становится противостоять крепнущему советско-китайскому единству. 17 апреля 1957 г., выступая на приёме в честь прибывшего с официальным визитом в КНР Председателя Президиума Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилова, Мао Цзэдун сказал: «Империалистические агрессивные силы всегда всякими способами стремятся посеять раздор и подорвать сплочённость и дружественные отношения между нашими двумя странами. Однако факты свидетельствуют о том, что эти их тёмные замыслы никогда не смогут осуществиться. В мире нет таких сил, которые смогли бы разъединить нас. Дружба восьмисотмиллионного народа Китая и Советского Союза вечна и нерушима» [2, с. 4].

Прошло всего несколько лет, и наступил раскол в советско-китайских отношениях. Почему же это произошло? Свою роль, конечно, сыграли и происки Запада, но она была второстепенной. Главные причины в самом «социалистическом лагере». Причём сказалось сочетание объективных и субъективных причин. Основная объективная причина состояла в том, что «социалистический лагерь» был замкнутой, обособленной от остального мира системой государств и возникающие противоречия, не находя выхода во вне, усиливали опасность внутренних конфликтов и столкновений.

Обособленность «лагеря» объяснялась прежде всего революционной непримиримостью к капиталистическому миру, глубокой приверженностью коммунистов своему учению и склонностью отвергать всё, что ему не соответствовало. В то же время капиталистический мир, чтобы обезопасить себя и оградить от коммунистического влияния, стремился создать вокруг Советского Союза, а потом и сформировавшегося лагеря его союзников «санитарный кордон» — окружить их военными блоками и базами, ограничивал экономическое, культурное и политическое сотрудничество с ними. В «герметично» закрытом изнутри и снаружи «лагере» столкновения идейных позиций, амбиций и интересов становились всё более серьёзной проблемой. СССР как ведущее государство системы не был заинтересован в негативном развитии событий и старался держать ситуацию под контролем, действуя по всем каналам своего влияния. Но всё же ему не удалось избежать серьёзных конфликтов с Югославией, Албанией, Венгрией, позже — Чехословакией. Однако СССР не мог действовать таким же образом в отношении самой крупной социалистической страны — Китая. Разногласия и затянувшийся конфликт с ним, возникший в начале 60-х гг. на идеологической почве, неизбежно создавали ситуацию для образования двух частей ещё недавно единой системы — «раздвоения единого» [5, с. 37—38]. Её раскол стал началом ослабления, деградации и в конечном счёте разрушения называвшейся мировой, но на самом деле локальной социалистической системы, которая как часть пыталась противостоять глобальному целому, чтобы кардинально его преобразовать.

Другая объективная причина раскола была связана с тем обстоятельством, что при социализме полное огосударствление народного хозяйства, хотя формально часть его выступает как кооперативная собственность, позволяет сосредоточить огромные материальные ресурсы, что подталкивает «вождей» к попыткам осуществить невиданные по своему безрассудству проекты, как «большой скачок». Здесь вступает в действие субъективный фактор. Кто-то из «вождей» бывает больше подвержен этим искушениям, кто-то меньше, но совсем устоять перед ними почти невозможно, так как ресурсы надо использовать. Обычно при этом следует закономерная цепь шагов: «штурм неба», провал, поиск «козлов отпущения» среди соратников, обвинение в происках своих друзей, примирение и сближение со вчерашними врагами. Далее происходит инкорпорация бывших непримиримых радикалов и революционеров в большой мир глобальной политики.

Читайте так же:  Алименты с неработающего отца. Алименты неработающего мужчины

Такой путь пришлось пройти Китаю и его руководству. В советской истории также имели место несколько циклов перехода от ультрареволюционности к прагматизму. «Детская болезнь левизны» — НЭП, коллективизация — дружба с фашистской Германией, а потом союзнические отношения с участниками антигитлеровской коалиции, «холодная война» — хрущёвская «оттепель» и постепенное «размягчение» советского режима. После короткого периода «завинчивания гаек» при Андропове наступила «перестройка», когда вместо классового подхода стали пропагандировать общечеловеческие ценности, начали активно разоружаться, проводить рыночные преобразования под руководством советников из Международного валютного фонда.

Мао Цзэдун верно уловил опасность «хрущёвского ревизионизма», что стало поводом для его ожесточённой критики и вело к ухудшению советско-китайских отношений. Но надо учесть, что правящие режимы двух стран в то время находились в противофазе своего развития: с одной стороны, воинственный радикализм Мао Цзэдуна и его сторонников, с другой — настроенный на мирное сосуществование с капиталистическим миром и тесное сотрудничество с «братскими социалистическими странами» Советский Союз. Советская сторона никоим образом не стремилась к углублению конфликта с Китаем в отличие от Мао Цзэдуна, который как раз искал возможность отвлечь внимание народа от провалов во внутренней политике и расправиться со своими политическими противниками, объявив их сторонниками «советского ревизионизма».

Ультрареволюционный радикализм представляет собой явление исторически скоротечное. Всего три года занял «большой скачок», десять лет — «культурная революция». Народ больше не может выдержать революционных экспериментов над собой, так как наступает голод, как в конце 50-х гг., или угроза массового голода, как в середине 70-х гг. Поэтому радикалы, продолжая провозглашать революционные лозунги, вынуждены были ради выхода из тупика идти на сближение с капиталистическим миром, покупать зерно, получать техническую помощь. Довольно скоро произошли изменения внутри правящего режима: укрепились позиции прагматиков, которые начали постепенно оттеснять радикалов. В тот период и те, и другие находили полезным для своей страны сотрудничество с Западом и Японией, надеясь таким образом получить современные технологии для модернизации промышленности. Это их интересовало больше, чем восстановление дружбы с прежним менее развитым союзником. После свержения в 1976 г. власти левых радикалов («банды четырёх») курс на сотрудничество с ведущими капиталистическими странами стал доминирующим.

Пекин, чтобы показать всем в мире, в какой плоскости лежат его интересы, стал демонстративно налаживать тесные связи с капиталистическим миром и старался поддерживать конфронтацию с СССР [1, с. 499—502, 582—586], в чем не было объективной необходимости. Нормализовать отношения между КНР и СССР можно было не в 1989 г., а, как минимум, на 10 лет раньше. В таком случае «социалистический лагерь», возможно, удалось бы сохранить хотя бы до новых крупных конфликтов и потрясений. Но в то время у Пекина с Западом был такой же «медовый месяц», как и в 50-е годы с Советским Союзом. Поэтому в апреле 1979 г., почти за год до истечения срока действия советско-китайского Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи, Пекин объявил, что он больше не намерен его продлевать. При этом стороны не замедлили обменяться пропагандистскими залпами. В ответ на советские упрёки в «вели-кодержавии» и «гегемонистских» устремлениях Китай обвинил своего бывшего друга во всех «смертных грехах»: от «предательства» марксизма-ленинизма до «гегемонизма и экспансии» [5, с. 121—122].

Так окончательно распался союз двух государств. «Прекращение действия этого союза, — справедливо отмечают китайские историки, — вызвало у народов двух стран чувство глубокого разочарования, так как ни внутренние, ни внешние условия, в которых находились обе страны в тот период, не требовали непременного отказа от пролонгирования этого договора» [9, с. 33].

В поисках объективности некоторые исследователи пытаются найти виновных в советско-китайском расколе по обе его стороны. Однако объяснение причин раскола столкновением государственных интересов двух стран, влиянием исторических и личностных факторов, различием в идеологии, подходах к строительству социализма и тем более советским «великодержавным шовинизмом» как препятствием к проведению Китаем независимого курса сегодня не выглядят убедительными [10].

При наличии доброй воли с китайской стороны, практически самого Мао Цзэдуна, так как вся политика КНР в то время была «авторской», любые разногласия с СССР можно было легко урегулировать. Но пойти на это он не мог не столько из-за своего революционного радикализма, который не помешал ему стать инициатором нормализации отношений и сближения с Америкой, и не по причине приверженности концепциям социального и политического переустройства мира, они с течением времени претерпевали изменения, сколько по вполне прозаическим причинам. Первая причина была связана с выгодами для Китая от сотрудничества с капиталистическими странами как с более развитой, чем «социалистический лагерь», частью мира. Антисоветизм стал хорошим политическим подспорьем для такой переориентации. Эту линию Пекин проводил в отношениях с Соединёнными Штатами, Англией, Францией, ФРГ. С антисоветской направленностью, причём по инициативе китайской стороны, ещё при жизни Мао Цзэдуна шла подготовка заключённого в 1978 г. Японо-китайского договора о мире и дружбе [5, с. 94—95, 106—107].

Вторая причина касалась сохранения личной власти и авторитета Мао Цзэдуна. Наличие объявленного внешнего врага помогало держать страну «в узде». Ни один диктатор не может обойтись без этого средства, и Мао Цзэдун не был исключением. Кроме того, нельзя забывать, что китайцы всегда озабочены тем, чтобы «не потерять лицо». Любые шаги к примирению потенциально несли такую угрозу «великому кормчему», что делало их практически невозможными.

Что касается Советского Союза, то его главная «вина» состояла в том, что в попытках сдержать негативное для себя и «социалистического лагеря»

развитие событий ему не всегда удавалось быть на высоте положения. Можно вспомнить отзыв советских специалистов из Китая в 1960 г. Но кто, какая страна на его месте могла бы успешно справиться с практически безнадёжной ситуацией? Представляется, что вся история с советско-китайским расколом и гибелью «социалистического лагеря» — закономерный процесс изменения мировой системы. Коммунизм не смог и не мог её изменить из-за своих завышенных претензий и ограниченных возможностей, но, несомненно, оказал сильное влияние на ход событий в XX в. По сути, здесь имел место диалектический процесс взаимодействия нового и старого, части и целого, трансформации, которую претерпевает новое в ходе своей борьбы со старым. Показанное выше действие объективных и субъективных причин советско-китайского раскола в общих чертах даёт представление о том, как в конкретных исторических условиях второй половины XX в. происходило развёртывание этого процесса. Вероятно, какие-то элементы развития советско-китайского конфликта несут в себе архетипические черты отношений между людьми, народами и цивилизациями.

После советско-китайского раскола каждая из двух стран пошла своим путём. Ультрареволюционный Китай успел вовремя перестроиться, отказавшись от идей мировой революции, и сосредоточиться на «социализме с китайской спецификой». «Ревизионистский» Советский Союз распался, что стало полной неожиданностью для Пекина. С тех пор КПК беспокоит опасность повторения в Китае советской трагедии. Поэтому история подъёма и гибели СССР изучается в КНР как одна из важнейших научных проблем [4]. Однако жизнь не стоит на месте. За последние два десятилетия тенденции в историческом развитии Китая как мировой державы, которые ещё только формировались и утверждались в ходе его противостояния с СССР, уже успели отчётливо обозначиться.

Сейчас видно, как дальше будет развиваться КНР. Китай становится не только мощной ответственной глобальной державой [3], но и центром восточного ядра мировой цивилизации [5, с. 9,141]. Дальнейшие события для него будут разворачиваться в основном в рамках глобальной динамики восточнозападного взаимодействия [6]. Многие проблемы, которые волновали китайцев ещё вчера и продолжают волновать сегодня, отойдут на второй план, в том числе вопросы национальной специфики движения по пути социально-экономического и культурного прогресса. Одновременно более актуальными становятся проблемы глобального и всемирно-исторического значения. Происходит диалектический возврат на новом уровне развития к кардинальному переустройству мира, которое радикальные революционеры, в том числе и Мао Цзэ-дун, считали сравнительно простой задачей, но которую, как оказалось, нельзя решить одним наскоком.

Проблема социальной справедливости, вокруг которой шла борьба в прошлом веке, по-прежнему сохраняет своё фундаментальное значение для большинства стран и человечества в целом. Построение гармоничного мира, к которому сейчас стремится Китай, также невозможно без её решения. Поэтому стремление к достижению более справедливых социальных отношений и на этой основе установление прочного мира и согласия между народами, за что всегда выступали коммунисты и социалисты, в будущем, несомненно, получит новые импульсы к возрождению. В этой связи положительный опыт советско-китайских отношений в 50-е гг. представляется весьма актуальным.

Возвращаясь к событиям 60-летней давности, следует отметить факт большого исторического значения советско-китайского Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи.

Во-первых, договор сыграл важную роль в укреплении безопасности и международных позиций вновь образованного государства — Китайской Народной Республики.

Во-вторых, тесное сплочение «социалистического лагеря», чему способствовал заключённый договор, повлияло на изменение соотношения сил в мире в его пользу.

В-третьих, это открывало новые возможности для революционных и национально-освободительных движений в мире. Первой пробой сил стала корейская война. Потом развернулась борьба за Индокитай, далее — поддержка революционных и национально-освободительных движений в других регионах.

В-четвёртых, договор имел огромное значение для модернизации китайского общества. Тесное сотрудничество с СССР позволило привнести в жизнь китайского народа много нового из мировых научных, технических и культурных достижений.

В-пятых, давнее стремление двух народов к добрососедству и дружбе в наиболее полной и современной форме нашло отражение в Договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой, заключённом в 2001 г.

1. Кулик Б.Т. Советско-китайский раскол: причины и последствия. М.: РАН, Институт Дальнего Востока, 2000. 640 с.

2. Навеки вместе! // Народный Китай. 1957. № 9. С. 3—8.

3. Портяков В. Становление Китая как ответственной глобальной державы // Проблемы Дальнего Востока. 2009. № 6. С. 3—13.

4. Рябченко Н.П. Китайские учёные о распаде СССР // Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в странах АТР: политико-экономические, социально-культурные проблемы: материалы юбилейной пятой междунар. науч. и науч.-практ. конф. 22 марта 2007 г. Владивосток: МГУ им. Г.И. Невельского. 2007. С. 87 — 92.

5.Рябченко Н.П. КНР —СССР: годы конфронтации (1969—1982). Владивосток: Дальнаука, 2006. 160 с.

6. Рябченко Н.П. Сколько у мира полюсов? (К вопросу о многополярности) // Россия и АТР. Владивосток, 2010. № 1. С. 70—78.

7.Рябченко Н.П. Третья гражданская революционная война в Китае: путь КПК к победе // Россия и АТР. Владивосток, 2009. № 3. С. 18—28.

8. Советско-китайские отношения. 1917—1957: сб. док. М.: Изд-во вост. лит., 1959. 467 с.

9. Сюэ Сяньтянь, Луань Цзинхэ. История и современное состояние китайско-российских отношений: От трёх союзов до Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве // Проблемы Дальнего Востока. 2002. № 5. С. 26—38.

10.Чжу Жуйчжэнь. Чжун Су фэньле дэ гэнь юань = Коренные причины китайско-советского раскола // Чжань хоу Чжун Су гуаньси цзоусян (1945—1960) — Чжун Э (Су) гуаньси сюэшу луньвэнь сюань = Послевоенные тенденции китайско-советских отношений (1945—1960): Избранные статьи по российско (советско)-китайским отношениям. Пекин: Шэхуй кэсюэ вэньсянь чубаньшэ, 1997. С. 91 —101.

Советско-китайский договор о дружбе и союзе (1945)

14 августа 1945 года был подписан Договор о дружбе и союзе между Союзом Советских Социалистических Республик и Китайской Республикой.

С советской стороны Договор подписал Вячеслав Молотов, народный комиссар иностранных дел СССР, с китайской стороны — министр иностранных дел Ван Шицзэ.

Договор был подписан сроком на 30 лет, действовал до заключения между СССР и Китаем в 1950 году Договора о дружбе, союзе и взаимопомощи.

Договор зафиксировал желание сторон укрепить дружественные отношения путем союза и добрососедского послевоенного сотрудничества, предусматривал оказание взаимной помощи и поддержки в совместной войне против Японии.

Стороны обязались: совместно с другими Объединенными Нациями вести борьбу против Японии до окончательной победы, не вступать с ней в сепаратные переговоры и не заключать без взаимного согласия перемирия или мирного договора ни с нынешним, ни с любым другим правительством или органом власти в Японии, которые не откажутся от всяких агрессивных намерений; совместно предпринимать все возможные меры, чтобы сделать невозможным повторение агрессии и нарушение мира Японией, а в случае ее нападения на одну из договаривающихся сторон оказывать друг другу военную и иную помощь; не заключать союзов и не участвовать в коалициях, направленных против другой стороны; после наступления мира оказывать друг другу всю возможную экономическую помощь, соблюдая при этом принципы взаимного уважения суверенитета, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела другой стороны.

Одновременно с договором были подписаны соглашения о Китайской Чанчуньской железной дороге (КЧЖД), о Порт-Артуре (Люйшунь), о порте Дальнем (Далянь) и об отношениях между советским главнокомандующим и китайской администрацией после вступления советских войск на территорию трех северо-восточных провинций Китая.

Соглашение о КЧЖД предусматривало ее совместную эксплуатацию СССР и Китаем на равных условиях. Соглашение о Порт-Артуре устанавливало порядок его совместного использования в течение 30 лет в качестве военно-морской базы, оборона которой вверялась правительству СССР, а гражданская администрация в данном районе принадлежала Китаю. В мае 1955 года СССР вывел свои вооруженные силы из Порт-Артура и передал КНР безвозмездно все сооружения базы.

Соглашение о Дальнем объявляло данный порт свободным и открытым для торговли и судоходства всех стран, и предусматривало выделение части пристаней и складских помещений порта для передачи в аренду СССР сроком на 30 лет. В 1950 году СССР безвозмездно передал КНР все арендуемое имущество.

В Соглашении об отношениях между советским главкомом и китайской администрацией определялись условия и порядок нахождения советских войск после их вступления на территорию северо-восточного Китая в ходе совместной войны против Японии.

При подписании договора стороны обменялись нотами по поводу признания Китаем независимости Монгольской Народной Республики и подтверждения Советским Союзом суверенитета Китая над тремя северо-восточными провинциями Дунбэй (Маньчжурии).

Советско-китайский договор о дружбе и союзе явился важным вкладом в победу над милитаристской Японией на завершающем этапе второй мировой войны, оказал существенную поддержку Китаю в его борьбе за независимость и суверенитет.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Воениздат, Москва, 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *