Возмещение ущерба от дтп без учета износа. Возмещение ущерба от дтп без учета износа

Ноя 29, 2019 Публикации

Возмещение ущерба от дтп без учета износа. Возмещение ущерба от дтп без учета износа

Возмещение ущерба от дтп без учета износа

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2017 г. N 37-КГ17-7 Суд отменил апелляционное определение об отказе во взыскании недоплаченного страхового возмещения и штрафа и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку нижестоящим судом была неверно рассчитана сумма причиненного истцу материального ущерба, что повлекло принятие неверного решения

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Киселёва А.П. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Котова А.С. к страховому акционерному обществу «ВСК», Ставцевой Е.В. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

по кассационной жалобе Котова А.С. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 6 апреля 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселёва А.П., выслушав объяснения представителя Котова А.С. — Мурашова С.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя САО «ВСК» Исаенко Н.Б., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, установила:

Котов А.С. обратился в суд с иском к САО «ВСК», Ставцевой Е.В., с учетом уточнения исковых требований просил взыскать с САО «ВСК» недоплаченное страховое возмещение в размере 14 361 руб., штраф в размере 50% разницы между определенным судом размером страховой выплаты и страховой выплатой, осуществленной страховщиком, неустойку в размере 5 257,80 руб., компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб., а со Ставцевой Е.В. просил также взыскать возмещение ущерба в размере 45 217,70 руб.

В обоснование заявленных требований Котов А.С. указал, что 3 сентября 2015 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего ему автомобиля . » и автомобиля «. «, принадлежащего Ставцевой Е.В.

Виновником данного дорожно-транспортного происшествия признана Ставцева Е.В., гражданская ответственность которой застрахована в САО «ВСК».

САО «ВСК» на основании заявления Котова А.С. в добровольном порядке выплатило страховое возмещение в размере 125 800 рублей.

Полагая, что выплаченное страховое возмещение в указанном размере недостаточно, Котов А.С. просил взыскать со страховщика недоплаченное страховое возмещение в размере 14 361 руб., неустойку, штраф, компенсацию морального вреда, а кроме того, просил взыскать со Ставцевой Е.В. разницу между суммой страхового возмещения и фактическим размером причиненного ущерба.

Решением Советского районного суда г. Орла от 25 января 2016 г. исковые требования удовлетворены частично: с САО «ВСК» в пользу Котова А.С. взысканы недоплаченное страховое возмещение в размере 14 361 руб., неустойка в размере 3 000 руб., штраф в размере 7 180,50 руб., компенсация морального вреда в размере 3 000 руб. Со Ставцевой Е.В. в пользу Котова А.С. взыскана разница между суммой страхового возмещения и фактической суммой причиненного ущерба в размере 45 217,70 руб. На Котова А.С. возложена обязанность по передаче Ставцевой Е.В. запасных частей автомобиля, подлежащих замене.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 6 апреля 2016 г. решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований истца о взыскании с САО «ВСК» недоплаченного страхового возмещения и штрафа отменено. В указанной части по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано. Решение суда в части размера взысканной неустойки изменено. С САО «ВСК» в пользу Котова А.С. взыскана неустойка в размере 300 руб. В остальной части решение суда первой инстанции по исковым требованиям Котова А.С. к САО «ВСК» оставлено без изменения. Решение суда в части удовлетворения исковых требований Котова А.С. к Ставцевой Е.В. и возложении на него обязанности по передаче Ставцевой Е.В. запасных частей автомобиля отменено. В удовлетворении исковых требований Котова А.С. к Ставцевой Е.В. о взыскании разницы между суммой страхового возмещения и фактической суммой причиненного ущерба отказано.

В кассационной жалобе Котов А.С. просит отменить указанное апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 20 июня 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что 3 сентября 2015 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля «. «, принадлежащего Котову А.С., и автомобиля «. «, принадлежащего Ставцевой Е.В.

Виновником данного дорожно-транспортного происшествия признана Ставцева Е.В., гражданская ответственность которой застрахована в САО «ВСК» по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

На основании обращения Котова А.С. САО «ВСК» произвело в его пользу страховую выплату в размере 125 800 руб. в счет оплаты восстановительного ремонта автомобиля.

После направления Котовым А.С. претензии САО «ВСК» дополнительно выплатило ему 22 500 руб., из которых 17 500 — утрата товарной стоимости автомобиля, 5 000 руб. в счет оплаты отчета об оценке.

Согласно выводам, содержащимся в заключении судебной автотовароведческой экспертизы, стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца с учетом износа составляет 133 884 руб., а утрата товарной стоимости данного автомобиля составляет 22 777 руб.

Разрешая заявленные требования о взыскании суммы страхового возмещения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что страховая выплата была осуществлена САО «ВСК» не в полном объеме, в связи с чем возложил на страховую организацию обязанность по выплате страхового возмещения, составляющего разницу между стоимостью восстановительного ремонта автомобиля с учетом износа на основании Единой методики и суммой фактически произведенной страховщиком страховой выплаты.

Удовлетворяя требования Котова А.С. к Ставцевой Е.В., суд признал, что автомобилю истца причинены механические повреждения в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего по вине ответчицы и суммы страхового возмещения недостаточно для восстановления автомобиля, а потому со Ставцевой Е.В. подлежит взысканию ущерб в виде разницы между суммой восстановительного ремонта без учета износа и суммой восстановительного ремонта с учетом износа.

Отменяя решение суда в части взыскания недоплаченного страхового возмещения, суд апелляционной инстанции посчитал, что разница между фактически произведенной страховщиком страховой выплатой и предъявляемыми истцом требованиями составляет 14 361 руб., то есть менее 10 процентов. При этом суд сослался на пункт 3.5 Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденного Банком России 19 сентября 2014 г. N 432-П (далее — Единая методика), согласно которому такая разница находится в пределах статистической достоверности и, соответственно, не подлежит взысканию со страховщика.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая Котову А.С. в удовлетворении иска к Ставцевой Е.В., суд второй инстанции исходил из того, что сумма причиненного истцу материального ущерба не превышает размер страхового возмещения, установленный законом, и составляющий 400 000 руб., а потому оснований для возложения на Ставцеву Е.В. обязанности по возмещению Котову А.С. ущерба не имеется.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 5 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» порядок реализации определенных названным законом и другими федеральными законами прав и обязанностей сторон по договору обязательного страхования устанавливается Центральным банком Российской Федерации в правилах обязательного страхования.

В пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что по договору обязательного страхования размер страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему в результате повреждения транспортного средства, по страховым случаям, наступившим начиная с 17 октября 2014 года, определяется только в соответствии с Единой методикой.

В соответствии с пунктом 3.5 Единой методики расхождение в результатах расчетов размера расходов на восстановительный ремонт, выполненных различными специалистами, следует признавать находящимся в пределах статистической достоверности за счет использования различных технологических решений и погрешностей расчета, если оно не превышает 10 процентов. Указанный предел погрешности не может применяться в случае проведения расчета размера расходов с использованием замены деталей на бывшие в употреблении.

Следовательно, при определении наличия либо отсутствия 10-процентной статистической достоверности не подлежит учету утраченная товарная стоимость поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия транспортного средства, поскольку Единой методикой предусмотрено установление только стоимости восстановительного ремонта и запасных частей транспортного средства безотносительно к размеру утраченной товарной стоимости.

Как установлено судом, в счет утраченной товарной стоимости автомобиля САО «ВСК» выплатило Котову А.С. 17 500 руб., в то время как по заключению автотовароведческой экспертизы утрата товарной стоимости составляет 22 777 руб.

Однако в нарушение приведенных выше норм материального права и акта их толкования суд апелляционной инстанции включил утрату товарной стоимости автомобиля в расчет 10-процентной статистической погрешности.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым обратить внимание на то, что законодательство об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств регулирует исключительно данную сферу правоотношений (что прямо следует из преамбулы Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», а также из преамбулы Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденной Центральным банком Российской Федерации 19 сентября 2014 года) и обязательства вследствие причинения вреда не регулирует, поскольку страховая выплата осуществляется страховщиком на основании договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и в соответствии с его условиями.

В то же время, названный Федеральный закон не исключает применение на отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред, общих норм Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах из причинения вреда, в частности статей 1064, 1079. Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба вправе требовать возмещения ущерба за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путем предъявления к нему соответствующего требования. Поэтому вывод суда об освобождении Ставцевой Е.В. от гражданско-правовой ответственности основан на неправильном применении норм материального права.

Поскольку допущенные нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 6 апреля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Асташов С.В.
Судьи Киселёв А.П.
Марьин А.Н.

Обзор документа

В соответствии с Законом об ОСАГО размер расходов на восстановительный ремонт поврежденного транспортного средства определяется по единой методике, утвержденной Банком России.

Согласно единой методике расхождение в результатах расчетов, выполненных различными специалистами, если оно не превышает 10%, находится в пределах статистической достоверности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что в расчет 10-процентной статистической погрешности не включается утрата товарной стоимости транспортного средства.

Также она обратила внимание, что Закон об ОСАГО не исключает применение к отношениям между потерпевшим и виновником ДТП общих норм ГК РФ об обязательствах из причинения вреда.

Следовательно, если страховая выплата не покрывает фактический ущерб, потерпевший вправе требовать возмещения ущерба за счет лица, противоправные действия которого привели к его возникновению.

КС: Потерпевший вправе требовать возмещения ущерба от виновника ДТП, несмотря на наличие ОСАГО

11 июля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 1838-О, которым подтвердил возможность взыскания с лица, застрахованного в рамках ОСАГО, разницы между реальным ущербом и полученной потерпевшим страховой выплатой.

Норильский городской суд Красноярского края обратился в КС с запросом, в котором указал на неконституционность ряда норм Закона об ОСАГО в их взаимосвязи с правилами ГК о возмещении убытков при совершении деликта. Заявитель полагал, что оспариваемые положения позволяют страховым компаниям уклоняться от полного возмещения ущерба потерпевшему, которое осуществляется в форме ремонта транспортного средства. Такое уклонение, по его мнению, возможно как минимум двумя законными способами: путем незаключения договора о ремонте на станциях техобслуживания, а также путем заключения с потерпевшим соглашения о денежном страховом возмещении, при выплате которого учитывается износ деталей автомобиля.

В запросе отмечалось, что в производстве Норильского городского суда находится дело по иску о взыскании ущерба, причиненного ДТП. Суд обратил внимание, что по общему правилу страховое возмещение потерпевшему осуществляется путем организации и оплаты ремонта его автомобиля на станции техобслуживания, стоимость которого не зависит от износа деталей, поврежденных при ДТП. Однако вместо этого истцу были выплачены денежные средства, поскольку у страховой компании не было договора ни с одной СТО в г. Норильске и его окрестностях. В силу прямого указания закона при денежной компенсации выплата производится с учетом износа поврежденных частей ТС. То есть если бы истец смог воспользоваться первым способом, возмещение было бы произведено в большем размере.

Истец заявил, что стоимость работ без учета износа деталей составляет свыше 300 тыс. руб., при том что страховщик выплатил ему чуть более 96 тыс. Поэтому истец обратился непосредственно к причинителю вреда с требованием о взыскании разницы. Ответчик заявил, что он, как добросовестный законопослушный гражданин, вправе рассчитывать, что страховая компания исполнит обязанность по оплате ремонта в полном объеме, т.е. без учета износа подлежащих замене деталей.

Читайте так же:  Как оформить внешнего совместителя в декретный отпуск. Как оформить внешнего совместителя в декретный отпуск

Как полагает Норильский горсуд, оспариваемые нормы нарушают равенство прав причинителей вреда по двум причинам. Во-первых, потому что обязанность по возмещению вреда потерпевшему за счет виновника ДТП ставится в зависимость от того, приняла ли конкретная страховая компания меры по заключению договоров об организации ремонта на соответствующей территории, а также по организации и оплате ремонта. Во-вторых, согласно закону, указанная обязанность причинителя вреда зависит и от усмотрения потерпевшего, который может отказаться от ремонта и получить от страховой компании денежное возмещение. При этом страховщик, уклонившийся от надлежащей организации ремонта, не обязан восполнить потерпевшему разницу между стоимостью ремонта без учета износа заменяемых деталей и с учетом износа – эта обязанность возложена на виновника ДТП.

КС признал запрос не подлежащим дальнейшему рассмотрению. Со ссылкой на свое Постановление от 31 мая 2005 г. № 6-П он указал, что потерпевший является наименее защищенным из всех участников правоотношений по обязательному страхованию, поэтому правовое регулирование в соответствующей сфере должно предусматривать специальные гарантии защиты его прав.

Конституционный Суд подчеркнул, что приоритет восстановительного ремонта при повреждении автомобилей не расходится с приведенной точкой зрения. По его мнению, различные варианты получения страхового возмещения установлены в целях защиты права потерпевшего на возмещение вреда, причиненного его имуществу при использовании транспортных средств другими лицами.

В рассматриваемом определении указано, что оспариваемые положения относятся к договорному праву, поэтому непосредственно не регулируют обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. В Постановлении № 6-П Суд уже оценивал нормы Закона об ОСАГО в их взаимосвязи с положениями ГК об ответственности за деликты. При этом КС исходил из того, что требование потерпевшего к страховщику является самостоятельным договорным требованием и отличается от требований по обязательствам из причинения вреда. Суд пояснил, что необходимо разграничивать страховые обязательства, где страховщик должен осуществить возмещение по договору, и деликтные, ответственность по которым возникает непосредственно у причинителя вреда. Смешение этих обязательств, полагает КС, может иметь неблагоприятные последствия для потерпевшего, в то время как рассматриваемый институт страхования установлен в его интересах.

Конституционный Суд подчеркнул, что ОСАГО не может ни подменить, ни отменить институт деликтных обязательств. Оно также не должно приводить к безосновательному снижению размера возмещения, которое потерпевший вправе требовать от причинителя вреда. В определении также отмечается, что Закон об ОСАГО является специальным нормативным актом, однако он не отменяет действия общих норм гражданского права об обязательствах из причинения вреда. Поэтому, если страховая выплата не покрывает полностью размер ущерба, потерпевший имеет право потребовать от причинителя вреда возместить разницу.

Ранее в Постановлении от 10 марта 2017 г. № 6-П КС указал, что нормы ГК во взаимосвязи с правилами обязательного страхования ответственности владельцев ТС предполагают возможность получения потерпевшим разницы между страховой выплатой и реальным ущербом непосредственно от причинителя вреда. При этом потерпевшему необходимо доказать, что размер его ущерба действительно больше суммы, полученной от страховой компании.

Там же подчеркивается, что лицо, у которого потерпевший требует возмещения разницы между страховой выплатой и ущербом, вправе ходатайствовать как о назначении судебной экспертизы, так и о снижении размера возмещения. Суд разъяснил, что уменьшить возмещение возможно, если из обстоятельств дела с очевидностью следует другой более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений имущества.

КС подчеркнул, что оспариваемые нормы действуют в системном единстве с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод одних лиц не должно нарушать права и свободы других. Они позволяют сторонам в определенных случаях отступить от общих условий страхового возмещения, но не допускают их применения вопреки положениям ГК. С учетом этого Конституционный Суд определил, что сами по себе оспариваемые нормы не содержат признаков неопределенности в обозначенном заявителем аспекте.

Комментируя «АГ» определение, юрист и руководитель проектов МКА «Яковлев и Партнеры» Андрей Набережный отметил, что КС не провел четкой границы между страховыми и деликтными обязательствами. Эксперт полагает, что вывод о том, что ОСАГО не может подменять и тем более отменять институт деликтных обязательств, очевиден. «В то же время нужно развивать идею о том, что потерпевший не может получить одну и ту же сумму потерь два раза: и от страховщика, и от страхователя. Нужно установить необходимость первоначального обращения к страховой компании и ее участия в процессе определения размера выплаты, взыскиваемой с причинителя вреда. Это позволит в дальнейшем исключить споры о занижении размера страховой выплаты», – добавил он.

Юрист также обратил внимание на наличие аналогичной позиции в актах Верховного Суда РФ. В качестве примера он привел Определение от 17 мая 2018 г. № 305-ЭС17-20897 по делу № А40-210876/2016, пояснив, что наличие страховых правоотношений не прекращает существующего между сторонами обязательства вследствие причинения вреда и не препятствует разрешению иска о возмещении вреда, однако первоначально необходимо обратиться с иском к страховой компании.

По мнению адвоката АП Воронежской области Олеси Алимкиной, определение КС – еще один шаг в сторону полного освобождения страховых компаний от выплаты адекватного страхового возмещения в рамках ОСАГО. «Изначально благая идея страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, заключавшаяся в том, чтобы потерпевший не бегал за виновником ДТП для взыскания убытков, а цивилизованно получал возмещение в страховой компании, осталась в прошлом», – с сожалением констатировала она.

Эксперт также отметила парадоксальность ситуации: с одной стороны, владельцы транспортных средств обязаны страховать свою ответственность, и за отсутствие страховки их привлекают к административной ответственности. С другой стороны, если страховая компания не заключила договор с СТО, потерпевший получает мизерное страховое возмещение и идет взыскивать оставшуюся часть убытков с виновника ДТП. Адвокат обратила внимание, что в рассматриваемом случае потерпевший получил от страховой компании менее трети суммы убытков, а остальную часть пытается взыскивать с виновника ДТП.

«Фактически мы вернулись в начало 2002 г., когда ОСАГО не существовало, – резюмировала Олеся Алимкина. – Страховые правоотношения не отменяют деликтных обязательств, но возникает закономерный вопрос: зачем нужно ОСАГО, если страховая компания может, не рискуя лицензией, не заключить договор с СТО и выплатить потерпевшему 29% страхового возмещения вместо того, чтобы оплачивать станции техобслуживания полную стоимость восстановительного ремонта автомобиля потерпевшего?»

Авария с доплатой

Неподготовленному человеку понять такую формулировку непросто. Но попробуем объяснить. В аварию не по своей вине попал автомобиль, у которого в клочья разорвало задний бампер, изогнуло заднюю балку, раскололо задний тормозной диск. Так вот в данной ситуации страховая компания виновника аварии должна возместить ущерб. А если она не может этого сделать, направив машину на ремонт, то выплачивает ущерб деньгами. А при таком возмещении учитывается износ деталей. Делается это для того, чтобы за счет страховщиков человек не обогащался. У него 10-летний автомобиль. Но — бах — авария. И вот уже — новый бампер, новые задние фонари.

При ремонте за счет страховой компании установлены четкие требования: если деталь меняется, то только на новую.

При оплате ремонта вступает в силу правило, что учитывается износ транспортного средства. Тогда автовладелец ремонтирует машину за свой счет, а страховая компания возмещает ему ущерб с учетом этого износа. То есть владельцу приходится доплачивать. Таким образом в приведенной истории мастерская должна установить новый бампер и новую заднюю балку. Но страховщик оплатит за них лишь часть стоимости. Кстати, тормозные системы учитываются без износа стоимости.

Однако Верховный суд посчитал, что такая политика не совсем правильная. Некая Ольга Арепьева попала в аварию не по своей вине. Она обратилась к страховщику в порядке прямого возмещения ущерба. Страховщик выплатил ей 232,5 тысячи рублей. Однако для восстановления машины этого не хватило. По оценкам независимого эксперта, даже с учетом износа стоимость восстановления автомобиля и составляла 450 тысяч. Плюс утрата товарной стоимости — 77 тысяч. Однако страховщик не ответил на ее требования. А сам виновник аварии попросил суд назначить автотехническую экспертизу. Согласно ей стоимость ущерба с учетом износа составила 218 тысяч рублей. А вероятная утрата товарной стоимости — 43 тысячи.

Поскольку страховщик заплатил больше, то суд посчитал конфликт исчерпанным. Апелляционный суд с этим согласился.

Однако с этим не согласился Верховный суд. Он напомнил, что вред имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме. К реальному ущербу в результате ДТП, наряду со стоимостью ремонта и запасных частей, относится также утраченная товарная стоимость. Имеется в виду уменьшение стоимости автомобиля, вызванное преждевременным ухудшением товарного или внешнего вида, а также его эксплуатационных качеств.

Верховный суд напомнил, что если для устранения повреждений использовались новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью. Несмотря на то что стоимость может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано, что существует иной, более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений.

При этом высокий суд указал, что Единая методика расчета стоимости восстановительного ремонта машины не может рассматриваться в качестве исключения из общего правила об определении размера убытков. А поэтому не препятствует учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков.

Как напомнил ВС, принцип полного возмещения убытков в случае повреждения машины предполагает, что в результате потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено. То есть если бы в него никто не врезался.

Цена ремонта: что входит в реальный ущерб от ДТП

По общим принципам возмещения убытков (ст. 15 ГК), в состав реального ущерба включаются расходы, которые пострадавший понес для полного восстановления своего нарушенного права. Несмотря на такое положение, судебная практика долгое время не была однородной и порой признавала все выплаты сверх суммы восстановительного ремонта машины недопустимыми, рассказывает партнер «Содружества земельных юристов» Юлия Бузанова. Она отмечает, что такой размер определялся с учетом износа авто, из-за чего в некоторых случаях цифра реальных выплат снижалась в десятки раз: «Этого не хватало на восстановление транспортного средства».

Денег страховой не хватило на ремонт

С подобной проблемой столкнулась и Ольга Арапова*. В ее «Ауди» врезался Артур Юсупов*, устроив ДТП. Страховщик виновника аварии – АО «НАСКО» – выплатила пострадавшей 232 568 руб. Однако собственник иномарки посчитала такую выплату заниженной. Она попросила независимого эксперта из ООО «АвтоГарант» определить размер нанесенного ущерба машине. Исследование показало, что стоимость восстановительного ремонта авто составляет 450 381 руб., а размер утраты ее товарной стоимости – 77 290 руб. В добровольном порядке страховщик и Юсупов не захотели доплачивать эти деньги Араповой.

Тогда она решила взыскать их в судебном порядке. Она потребовала 167 431 руб. (страховое возмещение), 5000 руб. (компенсация морального вреда), 83 715 руб. (потребительский штраф) – с «НАСКО» и 127 671 руб. (ущерб) – с виновника аварии.

Истец:Ольга Арапова*

Ответчик:Артур Юсупов*

Суд:Верховный суд

Суть спора:Входит ли размер утраты товарной стоимости авто в сумму реального ущерба от ДТП

Решение:Отменить акт апелляции, отправить дело на новое рассмотрение

Прикубанский районный суд Краснодара в этом деле назначил две автотехнических экспертизы, чтобы оценить ущерб машине, – первую по ходатайству ответчика, а вторую по просьбе истца. Оба исследования установили, что расходы на ремонт авто не превышают 220 000 руб. Размер утраты товарной стоимости «Ауди» специалисты смогли оценить лишь примерно – 43 336 руб. (дело № 2-3866/2016

Опираясь на такие результаты экспертизы, суд отказал истцу, указав, что уже перечисленное страховое возмещение полностью покрывает расходы на восстановление иномарки. А для выплаты размера утраченной цены товара нет оснований, так как эксперты не смогли ее точно определить, добавила первая инстанция. Апелляция оставила такое решение без изменений (дело № 33-7923/2017).

Арапова не согласилась с актами нижестоящих инстанций и оспорила их в Верховный суд. ВС пояснил, что утрата товарной стоимости авто относится к реальному ущербу и ее размер тоже надо выплатить пострадавшему (п. 37 постановления Пленума ВС от 26 декабря 2017 года № 58 «О применении судами законодательства об ОСАГО владельцев транспортных средств»). Судьи ВС подчеркнули, что в рассматриваемом случае нужно учитывать принцип полного возмещения убытков (дело № 18-КГ17-257). То есть потерпевшему нужно выплатить такую сумму, которая полностью восстановит его нарушенные права. Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что в этом деле нижестоящие суды должны были оценить всю совокупность доказательств для объективной оценки ущерба машине.

Ссылаясь на перечисленные обстоятельства, «тройка» судей под председательством Вячеслава Горшкова отменила акт апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Краснодарский краевой суд (прим. ред. – пока еще не рассмотрено).

Эксперты «Право.ru»: «Виновник аварии не понес должной ответственности»

Юрист АК «Павлова и партнеры» Надежда Попова замечает, что нижестоящие суды в этом споре не учли важность такой категории, как «утрата товарной стоимости». Хотя ВС уже указывал, что она является реальным ущербом, который может непосредственно проявиться при продаже поврежденного имущества в будущем, подчеркивает юрист Дарья Суханова из ЮБ «Аронов и Партнеры», ссылаясь на постановление Пленума ВС № 25 от 23 июня 2015 года.

Вместе с тем интересна иная правоприменительная практика. Окружной суд в деле № А40-215937/2014 признал, что отказ выплачивать сумму утраты товарной стоимости авто может быть правомерен. Но только в случае, если такое условие содержится непосредственно в договоре добровольного страхования, – то есть, когда стороны сами выбрали такие условия.

Старший юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Ксения Степанищева

Она обращает внимание, что суды ошибочно решили не присуждать такую выплату, ссылаясь на невозможность точно определить ее размер. По ее словам, такой отказ нарушает принцип справедливости и соразмерности ответственности нарушенному обязательству. Кроме того, нижестоящие суды необоснованно ограничили ответственность второго ответчика – виновника ДТП, считает юрист. Хотя истец просил взыскать убытки и с Юсупова.

Читайте так же:  Системы налогообложения для вендингового бизнеса с торговыми автоматами: УСН, ПСН, ЕНВД. Какой налог на кофейный автомат

Старший юрист ЮК «Митра» Антон Томилин и вовсе уверен, что это дело демонстрирует другой важный момент – суды общей юрисдикции в должной степени не применяют разъяснения по вопросам судебной практики, которые дает Пленум ВС.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Верховный Суд постановил взыскивать ущерб от ДТП с виновника без износа

Верховный Суд изучил кассационную жалобу Прокуратуры города Москвы на решения нижестоящих судов. Прокуратура оспаривала решения, по которым ущерб от ДТП был взыскан без учета амортизацинного износа применямый при расчете ущерба.

ДТП произошло по вине водителя Шуринова Н.С., управлявшего автомобилем «Шевроле» государственный регистрационный номер М011ММ77, принадлежащему прокуратуре.
Стоимость восстановительного ремонта поврежденного автомобиля составила 366721 рублей 70 копеек и была выплачена обществом «Ингосстрах» в полном объеме по договору КАСКО.
Общество «ВСК» возместило обществу «Ингосстрах» 120000 рублей страхового возмещения в пределах лимита гражданской ответственности по Закону об ОСАГО.
Общество «Ингосстрах» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с причинителя вреда суммы, составляющей разницу между стоимостью восстановительного ремонта и полученным от общества «ВСК» страховым возмещением.
Суды отклонили довод ответчика о необходимости взыскания стоимости восстановительного ремонта с учетом износа деталей, поскольку данные правила применяются при взыскании ущерба по Закону об ОСАГО, что в данном случае неприменимо. Требование о взыскании ущерба заявлено на основании статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми потерпевший имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков.
Суды отклонили довод ответчика о необходимости взыскания стоимости восстановительного ремонта с учетом износа деталей, поскольку данные правила применяются при взыскании ущерба по Закону об ОСАГО, что в данном случае неприменимо. Требование о взыскании ущерба заявлено на основании статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми потерпевший имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков.

Таким образом Верховный Суд постановил, что с виновника подлежит взысканию ущерб в полном объеме, без учета амортизационного износа.

Полный текст определения доступен по ссылке

КС разрешил взыскивать ущерб от ДТП без учета износа // И призвал уйти от формального применения методики

Препятствий для взыскания с виновника ДТП ущерба без учета износа нет. К такому выводу пришел сегодня Конституционный суд (КС), огласивший постановление по жалобе автовладельцев на нормы Гражданского кодекса (ГК) о возмещении убытков (гл. 59). Заявители добивались выплат разницы между суммой, полученной по договору ОСАГО с учетом износа, и полным ущербом без износа. Суды отказывали, следуя указаниям Верховного суда (ВС) о применении в этом случае Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт. КС отметил, что методика не может быть единственным способом размера расчета вреда в таких ситуациях. Размер суды должны установить с учетом всех обстоятельств в каждом конкретном споре.

Жалобы в КС подали четыре автовладельца из Краснодарского края. Каждый из них попал в ДТП и получил со страховых компаний выплаты на ремонт с учетом износа деталей. Взыскать с виновников аварий разницу между ущербом с учетом износа деталей и без него в судах не получилось. Суды ссылались на Обзор практики ВС по ОСАГО от 22 июня 2016 года, где сказано, что при расчете вреда, взыскиваемого с причинителя, должна использоваться утвержденная Банком России Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт, то есть с учетом износа. А по этой методике заявители уже получили выплаты от страховых компаний. Авторы жалобы считали, что с учетом такой практики судов нормы ГК ограничивают право на полное возмещение вреда, что нарушает право частной собственности (см. здесь).

КС не стал признавать оспариваемые нормы противоречащими Конституции. Положения ГК не предполагают, что правила Закона об ОСАГО распространяются и на деликтные отношения, считает КС. А выплата страхового возмещения не освобождает причинителя вреда от гражданско-правовой ответственности по правилам гл. 59 ГК и от выплаты ущерба в полном объеме.

Разъяснения ВС говорят о включении в состав реального ущерба расходов на восстановление автомобиля, если для этого понадобились новые материалы. Однако, по мнению КС, судебная практика пошла по другому пути, и размер выплаты причинителем вреда стал определяться только в соответствии с Единой методикой. В результате нормы ГК стали рассматриваться как не предполагающие возмещение вреда в полном объеме с непосредственного причинителя вреда.

КС с таким подходом не согласен. Единая методика не может быть единственным способом для того, чтобы установить размер вреда, который должен возместить причинитель. Методика не всегда адекватно отражает размер ущерба. Поэтому его размер должен определяться в каждом конкретном случае на основании доказательств, представленных сторонами спора. При этом КС оставил ответчику возможность защищаться от чрезмерных выплат, по сути улучшающих состояние поврежденного автомобиля. Так, ответчик может потребовать провести экспертизу или снизить размер взыскиваемого ущерба. А суд вправе снизить размер, если, например, при ремонте использовались новые детали или если виновник ДТП найдет «более разумный способ исправления повреждений имущества».

Решения по делу заявителей, основанные на ином толковании, подлежат пересмотру.

Гульнара Исмагилова, Закон.ру

Подготовка и ведение дел в суде. Исполнение судебных решений

Практика применения законодательства о банкротстве

Программа повышения квалификации Legal English

Комментарии (76)

А разве не абсурд когда потерпевший, пусть и частично, несет расходы на восстановление поврежденного имущества.

Заключая договор ОСАГО, все понимают, что страховка покрывает только часть убытков (с учетом износа), поэтому могут заключить договор на полное возмещение.

> Заключая договор ОСАГО, все понимают, что страховка покрывает только часть убытков
Это где такие люди?

Все заключают договор страхования, зная что он — это ограничение ответственности в пределах страховой суммы.

Сначала страховщики глубоко продвинули идею с износом.
Потом родился изврат в виде Единой методики.

Т.е. то, что сейчас выплачивают страховщики, это некий сферический конь в вакууме, имеющий лишь отдаленное отношение к термину «причиненные убытки».

И в этот момент Конституционный Суд вместо того, чтобы узреть в корень проблемы, говорит, что с законом об ОСАГО всё отлично, а вы держитесь.

Вам известны случаи, когда вообще страхование ответственности так понималось или понимается именно как страховщик возмещают некую абстрактную, оторванную от реальности сумму?
То есть не ограничение пределами страховой суммы, а ограничение невесть чем (Единой методикой, например).

> А застраховаться на полное возмещение можно и сейчас
Так ведь нельзя говорить о плохой прическе, когда ноги оторвало.

Так и в нашем случае — из страхования ответственности сделали непонятно что. К ограничению пределами страховой суммы добавились сомнительные вычеты. Страховые выплаты превратились в абстрактные суммы.

И в этот момент, с учетом всей неразберихи, Конституционный Суд говорит, что всё, что не взыскано, не может быть взыскано со страховщика, то можно взыскать с виновника.

Автооценщики тоже сейчас ударят радостью — за отдельную плату пойдут от них изысканные экспертизы с отметкой «более разумный способ исправления повреждений имущества отсутствует, только новое, только хардкор».

Не может нормальный Конституционный Суд нормальной страны позволить себе выносить решения в полном отрыве от существу имеющейся проблемы.

« нельзя говорить о плохой прическе, когда ноги оторвало. »

Разве люди без ног не могут иметь хорошую прическу?

« всё, что не взыскано, не может быть взыскано со страховщика, то можно взыскать с виновника »

> Нет, КС говорит не об этом. КС говорит о том, что со страховщика нельзя взыскать износ, и он может быть взыскан с виновника. А все, что не выплатила страховая (за минусом износа), так это со страховой.

Да не об этом я.
Я о том, что теперь всё это надо будет еще в СОЮ разъяснять, устанавливать и т.п. Там и так кавардак, тут еще эти вычисления пойдут — сколько мог взыскать со страховщика, сколько взыскал по факту, как это соотнести с причиненными убытками, как определить есть ли иной способ устранения и т.п.

« Не уверен,что Вы найдете хотя бы одного рядового автомобилиста . »

Я, кстати, сейчас понял единственный смысл данной позиции Конституционного Суда.

Готовится глобальная реформа на перевод ОСАГО в преимущественно направление на ремонт, а не денежные выплаты. Такая реформа существенно лишит работы миллионы т.н. автоюристов.
Конституционный Суд, понимая это и учитывая возможные социальные последствия — автоюрист на то и автоюрист,что никому он не нужен — принимает такое решение, которое теперь дает плодородную почву для автоюристов. Теперь эти автоюристы просто перейдут на чуть иную деятельность — будут кошмарить виновников ДТП «исками о доплате».

С учетом позиции Конституционного Суда в СОЮ неплохо так нахлынет сейчас дополнительных исков о доплате. В общем, автоюристам точно счастье.

Ну и вишенка на торт:

Как мы все знаем страховщики по результатам первого осмотра выплачивают совсем мало.
Допустим выплатил страховщик 70 т.р., а вообще по Единой методике выходит 130 т.р.
Получается, что если человек «стерпилил» (согласился с такой маленькой выплатой), то он может пойти к виновнику к ДТП с иском о доплатах и включить в этот иск даже ту часть денег (в моём примере это 60 т.р.), которую он на самом деле мог бы получить и от страховщика, если бы не «стерпилил» (не согласился с маленькой выплатой).
А если потерпевший решил защитить свои права в суде в споре со страховщиком, то это такой бонус?! потом получается для виновника ДТП, так как уже эти 60 т.р. потерпевший в цену иска не включит, т.к. взыскал уже их со страховщика.

Как всё это собирается понимать Конституционный Суд, кто в СОЮ при их нагрузке будет в этом разбираться и пытаться найти здесь смысл.

И 70 т.р. и 130 т.р. все с учетом износа. Виновнику выгоднее когда страховая выплатила 70, поскольку износ с 70 меньше чем со 130.

По моему КС понимает ситуацию следующим образом: износ нельзя взыскивать со страховой в силу закона (пусть и дурацкого), но можно взыскивать с виновника ДТП.

> Виновнику выгоднее когда страховая выплатила 70

Это что за математика такая.

Если причинены убытки на 200, то в случае со «стерпилил» с виновника взыщет 130, а если не «стерпилил» с виновника взыщет только 70.

Еще раз.
Допустим выплатил страховщик 70 т.р. (это сам страховщик так посчитал и с учетом износа, и вообще похимичил — что далеко не редкость), а вообще по Единой методике выходит 130 т.р. (это тоже с учетом износа).

Согласно экспертизе фактический причиненный вред — 200 т.р.

Получается, что если человек «стерпилил» (согласился с такой маленькой выплатой в 70 т.р. и не пошел судиться со страховщиком), то он может пойти к виновнику к ДТП с иском о доплатах и включить в этот иск даже ту часть денег (в моём примере это 60 т.р., спорить за которые он со страховщиком отказался, но мог бы спор в суде выиграть соответствующий), которую он на самом деле мог бы получить и от страховщика, если бы не «стерпилил» (не согласился с маленькой выплатой).
А если потерпевший решил защитить свои права в суде в споре со страховщиком, то это такой бонус?! потом получается для виновника ДТП, так как уже эти 60 т.р. потерпевший в цену иска не включит, т.к. взыскал уже их со страховщика.

Во-первых, проблема не только в износе, но и в том, что Единая методика не вполне корректно отражает действительность. Так что вычет получается двойной: и на износ, и на погрешности Единой методики.

Во-вторых, это для практики получается, что при получении себе иска виновник еще должен дополнительно провести экспертизу на предмет того, сумма, которая была взыскана со страховщика потерпевшим — это именно ущерб с учетом износа или это бредни страховщика такая сумма.

Я не думаю, что Вам не известно, что страховщики могут обосновать и выплату в 10 т.р. при фактическом ущербе в 150 т.р.

Потерпевший ведь просто будет заказывать экспертизу на предмет «полного размера убытков» и отнимать от полученной цифры размер полученного от страховщика. Это и будет цена иска.

Петр, не знаю как до Вас «достучатся».
Виновник оплачивает только износ, а не мечты потерпевшего.

« Потерпевший ведь просто будет заказывать экспертизу на предмет «полного размера убытков» »

« Если убытки без износа 200, а с износом 130, то 70 (износ) взыщут с виновника.Если 130 без износа, а с износом 70, то 60 (износ) взыщут с виновника.60 (износ) меньше чем 70 (износ) вот и выгода — 10. »

Петр Харитонов имел ввиду не эту ситуацию.
Вы сравниваете два разных повреждения, а это немного не то.
Имеется ввиду следующее:
Ущерб без износа 200 000 руб., Страховщик ОБЯЗАН выплатить по Методике 130 000 руб., однако, умышленно не доплатил 60 000 руб. и потерпевший получил 70 000 руб.
Такая ситуация вполне возможна, так как страховщик нарушает часть 12 статьи 12 ФЗ «ОБ ОСАГО» (12. В случае, если по результатам проведенного страховщиком осмотра поврежденного имущества или его остатков страховщик и потерпевший согласились о размере страховой выплаты и не настаивают на организации независимой технической экспертизы или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков, экспертиза не проводится.) и не согласовывает с потерпевшим результаты осмотра, не показывает ему отчет о стоимости, а просто переводит деньги на карту.
Далее, потерпевший идет с иском к виновнику и взыскивает с него недоплаченные страховщиком 60 000 руб. + разницу между 200 000 руб. и 130 000 руб. (70 000 руб.).
Таким образом, виновник не только несет деликтную ответственность 70 000 руб., но и отвечает за страховщика в размере 60 000 руб.
Именно об этом и говорил Петр Харитонов, называя иск к страховой о взыскании недоплаченных 60 000 руб. «бонусом».
С моей точки зрения, потерпевшему всегда выгодно иметь надежного должника в лице страховщика, поэтому после получения 70 000 руб. необходимо соблюсти претензионный порядок и направить иск к страховщику о взыскании с него 60 000 руб. и заявить дополнительное требование о взыскании 70 000 руб. с виновника ДТП.
В противном случае потерпевший рискует не получить возмещение с виновника, а виновник рискует нести бремя ответственности страховщика.

Читайте так же:  Основные этические требования во взаимоотношениях адвоката с доверителем. Нравственные требования во взаимоотношениях адвоката с коллегами

Может быть два варианта:
1) потерпевший не вправе предъявлять к виновнику 60 т.р., которые он мог потребовать, но не потребовал со страховой.
2) выплатив 60 т.р. за страховую виновник вправе обратиться к страховой за взысканием неосновательного обогащения.

По второму варианту практика имеется

А это уже мотивирует причинителя вреда покошмарить, в свою очередь, страховую компанию.
Вижу результатом такого изменения правоприменительной практики привлечение в дело о возмещении вреда страховых компаний и причинителей вреда как соответчиков.
Истец будет просто стравливать СК и причинителя вреда, и, сидя с попкорном в зале, наблюдать, как СК с причинителем друг другу перекидывают горячую картошку ответственности.

Судебные заседания обещают стать несколько более оживленными и интересными. При должном подходе, конечно.

« Странно что все себя отождествляют лишь с потерпевшим, а как то никто с виновником 🙂 »

Так а зачем тогда страховая сумма в 400 т.р.

Зачем страховая сумма в 400 т.р., когда причинив вред на 20 т.р. все равно из своего кармана потом платить потерпевшему?!

По Единой методике и с учетом износа фара абстрактного пятилетнего седана немецкого стоит 30 т.р. Фактически она стоит 45 т.р.

Фара повреждена. Страховщик по чудо-закону возместит только 30 т.р.
Конституционный Суд прямо сегодня сказал, что 15 т.р. разницы потерпевший взыщет с виновника. Прелестно ведь.

Можно не фара, можно редуктор заднего моста или подобное.

P.S. А если Вы немного понимаете в авто-деталях, то прекрасно знаете, что та же фара за 45 т.р. оригинал имеет множество абсолютно идентичных аналогов стоимостью в диапазоне от 15 т.р. до 30 т.р. И никому на самом деле оригинал/не оригинал не интересно. Подходит и аналогична — прекрасно.

Как все эти вопросы можно оставить на рассмотрение в СОЮ при их нагрузке? Ну бред же.

Петр, вопрос на миллион баксов 🙂
И зачем тогда ст. 1072 ГК РФ ?

«Юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба».

Если износ, это ущерб, какого хрена он не подлежит возмещению?
А весь прикол в том, что никакой это не ущерб, о чем прямо указано в ст. 1082 ГК РФ. А если это не ущерб, то с чего это вдруг кто то должен его возмещать?

«А весь прикол в том, что никакой это не ущерб, о чем прямо указано в ст. 1082 ГК РФ»

Из чего это следует?

Статья 1082. Способы возмещения вреда

Удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15).

« пенсионеры, лица без ОМЖ, лица живущие по доверенности, . Геморрой с исполнительным производством и т.д. и т.п. Скрывшихся с места ДТП будет теперь больше. »

Да, будет все так. Может это с подвигнет законодателя внести изменения в закон об ОСАГО.

« размер стоимости ремонта может быть любым, например в два раза превышать стоимость поврежденного автомобиля »

> лоббируйте свои интересы потерпевших
Против страхового лобби? ))
Это все равно что заемщикам против банковского лобби бороться.

Если у Вас есть автомобиль, можете для интереса познакомиться с экспертом-оценщиком и узнать у него сколько будет стоить «по обычной экспертизе» лобовое стекло Вашего авто, например.
Потом с учетом износа.
Потом узнайте стоимость этого лобового стекла «по Единой методике».
Потом узнайте о разбросе цен на Ваше лобовое «по экзисту».

В итоге у Вас выйдет множество абсолютно разных цифр (с лобовым на х6 разброс может быть +/- 30 т.р.).
У Вас получится из всего этого многообразия определить, что именно является размером причиненного вреда?

Да и это не только в отношении лобового стекла.
Просто, нюансы рынка автодеталей — это еще один очень важный нюанс, который нельзя забывать. А у нас всё немного в отрыве от реальности. Есть только оголтелые фанатики, с пеной у рта указывающие на свое субъективное восприятие термина полное возмещение убытков.

« > Есть только оголтелые фанатики, с пеной у рта указывающие на свое субъективное восприятие термина полное возмещение убытков. »

Судьи просто пришли к позиции, которая полностью оторвана от реалий.

« Илья, а по Вашему мнению страховщик не должен лоббировать свои интересы, а должен только оплачивать все что скажут? »

« Вы хотя бы в курсе что на сегодняшний день ОСАГО убыточно? »

Вопрос.
В 2001 году я страховал добровольно свою ответственность за 3000 руб в год, сумма покрытия 1,5 млн руб.
Это было для СК выгодно, хотя таких страховок было существенно меньше, чем сейчас их стало с ОСАГО. Причем стоимость страховки тогда была 3000 руб, а сейчас — около 5000 руб.

Откуда взялась убыточность?

И второй вопрос.

Если всё так убыточно, то, вероятно, надо не заниматься этим видом деятельности?

Третий вопрос.
По какой причине убыточность СК должна беспокоить гражданина, которого государство обязывает покупать эту фактически не работающую страховку?

По сути КС подтвердил то, что сказал полтора года назад ВС в п. 13 ППВС от 23.06.2015 № 25: взыскивайте с виновника полное возмещение ущерба без износа, но имейте ввиду, что он (виновник) вправе доказать, что есть иные варианты. ВС об этом написал. а потом резко забыл в обзорах практики от 2015 и 2016 года. Но разумность все же восторжествовала!

Только что после того Пленума, что после свежей позиции КС общаки как взыскивали ущерб с учетом износа, так и будут взыскивать. Иной подход в их головах просто не укладывается, а типовые строчки решения «. взыскание ущерба с учетом износа позволяет потерпевшему улучшить свое имущество за счет причинителя вреда, что приводит к неосновательному обогащению потерпевшего. » слишком глубоко проникли в их ДНК.

В позиции из 25-го пленума всё хорошо.
Никто не спорит.
Но правовые позиции не могут существовать сугубо доктринально или для юридических элит.

Правовые позиции в первую очередь для людей, не являющихся юристами, — для врачей, инженеров, слесарей. Юристы часто это не могут понять.
А для людей помимо изящества юридических конструкций есть и закон об ОСАГО, который извратили до безумия.
И когда разъяснения Конституционного Суда накладываются на существующие реалии возникает изумительная почва для идиотизма, коррупции, прочих радостей и банального вопроса «а на***на вообще страхование ответственности со страховой суммой в 400 т.р., если даже при вреде в 20 т.р. можно допвзыскать с виновника?».

« Я не хотел бы показаться занудой, но взыскание компенсации морального вреда за ущерб, причиненный имуществу, нашим законодательством пока (тьфу-тьфу) не предусмотрено »

« Поражает некомпетентность судей ( в том числе и судей КС РФ). »

« значит у пострадавшего убытки -15 тыс. руб, которые суд обычно взыскивает с виновника в соответствии с требованиями ст. 15 ГК РФ. Вот и все. Какие проблемы? »

Так КС так и сказал.

« Компенсация морального вреда взыскивается не за причинение ущерба имуществу, а за нарушение виновником ПДД , то есть за нарушение виновником неимущественных прав пострадавшего, таких как право на безопасность. »

« Компенсацию морального вреда всегда требую. Обычная практика: взыскивают с виновника в пользу пострадавшего 5-10 тыс. руб. »

« «Компенсация морального вреда взыскивается не за причинение ущерба имуществу, а за нарушение виновником ПДД , то есть за нарушение виновником неимущественных прав пострадавшего, таких как право на безопасность.»«Компенсацию морального вреда всегда требую. Обычная практика: взыскивают с виновника в пользу пострадавшего 5-10 тыс. руб.»Весьма сомневаюсь, что вы сможете предоставить хоть один судебный акт с таким основанием взыскания морального вреда. »

А ведь еще год указанный выше уважаемый суд отказал гражданке Байдагуловой Н.А. в праве взыскания ущерба в полном объеме. Совесть видимо замучило уважаемых людей в мантии.

(Определение Конституционного Суда РФ от 29 марта 2016 г. № 535-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Байдагуловой Натальи Александровны на нарушение ее конституционных прав абзацем вторым пункта 19 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

« Положения ГК не предполагают, что правила Закона об ОСАГО распространяются и на деликтные отношения, считает КС. А выплата страхового возмещения не освобождает причинителя вреда от гражданско-правовой ответственности по правилам гл. 59 ГК и от выплаты ущерба в полном объеме. »

Ну наконец-то! Понадобилось вмешательство судебного корпуса и Секретариата КС, чтобы закрепить столь очевидную норму.
Это же элементарно!

« исходя из положений статьи 15 ГК РФ и абзаца второго пункта 23 статьи 12 Закона об ОСАГО в их взаимосвязи, с причинителя вреда на основании главы 59 ГК РФ могут быть взысканы лишь убытки, превышающие предельный размер страховой суммы »

А на деле прав был ВАС РФ еще в бородатые годы, который просто брал и взыскивал со страховщиков выплату без учета богомомерзкого износа. Но потом умные дядьки покубаторили и написали всю эту ересь про износ непосредственно в закон «Об ОСАГО».

Нужно понимать, что в природе не существует обширного и разивтого рынка запчастей, где были бы представлены те или иные детали с различной степенью износа. Поэтому все рассуждения о том, что потерпевший, взыскивая полную сумму, якобы неосновательно обогащается, неверны по сути. Потерпевший в связи с отсутствием указанного рынка не имеет возможности восстановить свое имущество ровно в то состояние, в каком оно находилось на момент наступления страхового случая.
В связи с этим я лично считаю, что неконституционны нормы закона «Об ОСАГО», ограничивающие размер выплаты путем учета при калькуляции этого самого износа. Понятно, что в данном деле такой вопрос не ставился, но все проблемы в данной сфере связаны именно с этим.

« да напрасно КС открыл этот ящик пандоры . »

В обсуждении почему то смешивают два момента, видимо для одних комментаторов ситуация слишком понятна, что бы ее подробно раскладывать, для других не понятна во все.
Вопрос с износом хотя и неоднозначен, но в силу прямого установления в ФЗ об ОСАГО понятен, как собственно и позиция КС по этому поводу.
Ключевой вопрос не в вычете или не вычете износа, а в возможности применения единой методики расчета (ЕМР) или любой другой методики рассчитывающий не размер вреда, а некую условную величину, почему то называемую размером вреда.
Попробую объяснить почему.
В соответствии со ст.1 ФЗ об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств — договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату при наступлении предусмотренного в договоре события возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу в пределах определенной договором суммы.
В соответствии со ст.12 ФЗ об ОСАГО Размер подлежащих возмещению страховщиком убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в случае повреждения имущества потерпевшего — в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.
В соответствии со ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
В соответствии со ст.15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Формальное вне зависимости от наличия или отсутствия страхования ответственности виновника ДТП, потерпевший в праве получить компенсацию причиненного ему вреда либо со страховой компании (в пределах лимита страховой ответственности), либо с виновника.
Однако применяя единую методику расчета (ЕМР) для отношений со страховой компанией и применяя методики соответствующие федеральным стандартам оценки мы ставим потерпевших от вреда причиненного застрахованным или не застрахованным виновником аварии в режимы различного правового регулирования, т.к. размер компенсации вреда (рыночный или реальный) и размер компенсации вреда (рассчитанный по ЕМР) отличается в среднем на 30%.
Для того, что бы было понятнее попробуем довести ситуацию до абсурда.
Предположим, что действуют все те же правовые нормы, но в ЕМР не просто не правильно рассчитывает размер вреда, а сильно не правильно. Теперь (по гипотетической ЕМР) размер компенсации вреда определяется следующим образом, любая поврежденная деталь из метала – 1000 рублей, любая поврежденная деталь из стекла – 500 рублей, любая повреждённая деталь из пластика – 300 рублей. Для чистоты эксперимента посчитаем износ равным – 0.
В таком случае если нам причинил ущерб (повреждены капот, бампер и фара) водитель ответственность, которого была застрахована, по закону нам выплатят полную компенсацию причиненного вреда – 1800 (1000+500+300) рублей, а если тот же вред нам причинит водитель ответственность которого не застрахована он будет должен компенсировать нам тот же вред, но в размере реальной рыночной стоимости (предположим, что стоимость фары 30 000, капота 10 000, бампера 12 000), т.е. в размер 52 000 рублей.
В праве ли будет потерпевший в первом случае взыскивать дополнительные средства с виновника ДТП? Мне кажется нет, так вред ему компенсирован в полном объеме (а если нет, то он должен довзыскивать со страховщика). Да и у виновника будет объективные возражения — моя ответственность за причинения прямого вреда застрахована с лимитом ответственности 400 000 рублей, какие претензии ко мне?
В общем корень зла как всегда в деталях. В данном случае ЕМР. А точнее в безоговорочном ее принятии судебной практикой.
Как то так.

admin

Поadmin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *